Алек­сандр ХА­ТИ­СЯН: «НАШЕ МАЛЕНЬКОЕ ГНЕЗДО» УВЕЛИЧИТСЯ И СТАНЕТ ВОЖДЕЛЕННЫМ ДОМОМ И РОДИНОЙ ВСЕХ АРМЯН


28 мая все ар­мян­ст­во ми­ра от­ме­ча­ет День вос­ста­нов­ле­ния Ар­мян­ской го­су­дар­ст­вен­но­с­ти. В 1918 го­ду, по­сле мно­го­ве­ко­во­го ино­ст­ран­но­го гос­под­ст­ва, Ар­ме­ния сно­ва ста­ла не­за­ви­си­мым го­су­дар­ст­вом. Од­на­ко на­ци­о­наль­но­му воз­рож­де­нию пред­ше­ст­во­ва­ла ве­ли­чай­шая тра­ге­дия в ис­то­рии ар­мян­ско­го на­ро­да. В те­че­ние 1915 и 1916 го­дов при­мер­но 2 мил­ли­о­на ар­мян Ос­ман­ской им­пе­рии бы­ли ли­бо унич­то­же­ны, ли­бо де­пор­ти­ро­ва­ны в си­рий­скую пу­с­ты­ню ос­ман­ским пра­ви­тель­ст­вом, а в 1918 го­ду поч­ти двум мил­ли­о­нам ар­мян в За­кав­ка­зье, ока­зав­шим­ся по­сле ре­во­лю­ции за пре­де­ла­ми рос­сий­ской гра­ни­цы, гро­зи­ло унич­то­же­ние во вре­мя бес­по­щад­но­го ту­рец­ко­го втор­же­ния. Тя­го­те­ние ар­мян, ко­то­рые от­ча­ян­но цеп­ля­лись за Рос­сию как за един­ст­вен­ное сред­ст­во спа­се­ния, усу­губ­ля­лось боль­ше­вист­ской ре­во­лю­ци­ей 1917 го­да и за­клю­че­ни­ем Брест-Ли­тов­ско­го до­го­во­ра в мар­те 1918 го­да. Этот до­го­вор не толь­ко воз­вра­щал Тур­ции за­ня­тые Рос­си­ей тер­ри­то­рии, но и поз­во­лял тур­кам ан­нек­си­ро­вать рай­о­ны Кар­са, Ар­да­га­на и Ба­ту­ма, а так­же со­дер­жал обе­ща­ние Со­вет­ско­го пра­ви­тель­ст­ва по­да­вить лю­бые ар­мян­ские воз­ра­же­ния этим по­ло­же­ни­ям. Чув­ст­вуя се­бя по­ки­ну­той Рос­си­ей и пы­та­ясь со­хра­нить об­щий фронт со сво­и­ми со­се­дя­ми в вой­не с тур­ка­ми, ар­мя­не, в кон­це кон­цов, в ап­ре­ле 1918 го­да со­гла­си­лись на от­де­ле­ние За­кав­ка­зья от Рос­сии, сфор­ми­ро­вав с Гру­зи­ей и Азер­бай­д­жа­ном еди­ное За­кав­каз­ское го­су­дар­ст­во. Вой­дя в со­став За­кав­каз­ской фе­де­ра­тив­ной ре­с­пуб­ли­ки, ар­мя­не на­де­я­лись, что это ос­та­но­вит ту­рок. Од­на­ко тур­ки до­ка­за­ли, что та­кие на­деж­ды ар­мян бы­ли не­о­бос­но­ван­ны­ми. Ту­рец­кие во­ен­ные кон­тин­ген­ты втор­г­лись вглубь Ар­ме­нии. В свою оче­редь со­юз­ни­ки ар­мян, гру­зи­ны, обес­пе­чив се­бя за­щи­той Гер­ма­нии, а му­суль­ма­не, поль­зу­ясь бла­го­с­клон­но­с­тью за­хват­чи­ков, ос­та­вив ар­мян на­еди­не с вра­гом, в мае 1918 го­да объ­я­ви­ли не­за­ви­си­мость Гру­зии и Азер­бай­д­жа­на. В от­ча­я­нии ар­мян­ские ли­де­ры ис­ка­ли вы­ход из на­дви­га­ю­ще­го­ся бед­ст­вия. Не имея аль­тер­на­ти­вы, На­ци­о­наль­ный со­вет ар­мян тог­да про­воз­гла­сил не­за­ви­си­мость Ар­ме­нии в не­сколь­ких рай­о­нах, ко­то­рые не бы­ли за­ня­ты ту­рец­ки­ми си­ла­ми. Тур­ки, кон­тро­ли­ро­вав­шие са­мые пло­до­род­ные рай­о­ны За­кав­ка­зья, на­хо­ди­лись в че­ты­рёх ми­лях от Ере­ва­на, сто­ли­цы Ар­ме­нии. С мая по ок­тябрь 1918 го­да ты­ся­чи ар­мян, на­хо­див­ши­е­ся в бес­плод­ной, не име­ю­щей вы­хо­да к мо­рю ре­с­пуб­ли­ке, на­счи­ты­ва­ю­щей все­го око­ло че­ты­рёх ты­сяч ква­д­рат­ных миль, умер­ли от го­ло­да и бо­лез­ней. Бы­ло чу­дом вы­жить в та­ких ус­ло­ви­ях. По­ра­же­ние цен­т­раль­ных дер­жав для ар­мян бы­ло лу­чом све­та в глу­бо­ком мра­ке. С по­мо­щью со­юз­ни­ков к этой не­боль­шой ча­с­ти ис­то­ри­че­с­кой Ар­ме­нии пред­по­ла­га­лось при­со­е­ди­нить за­хва­чен­ные тур­ка­ми тер­ри­то­рии За­кав­ка­зья и не­по­сред­ст­вен­но шесть ос­ман­ских про­вин­ций, за­се­лен­ных ав­то­хтон­ны­ми ар­мя­на­ми. Толь­ко с этой до­пол­ни­тель­ной тер­ри­то­ри­ей Ар­ме­ния мог­ла бы стать жиз­не­спо­соб­ной. На мо­мент про­воз­гла­ше­ния не­за­ви­си­мо­с­ти Ар­ме­нии зна­чи­тель­ная часть уез­дов Эри­ван­ской гу­бер­нии с пре­об­ла­да­ю­щим ар­мян­ским на­се­ле­ни­ем бы­ла ок­ку­пи­ро­ва­на ту­рец­ки­ми вой­ска­ми, ко­то­рые на­хо­ди­лись уже в не­по­сред­ст­вен­ной бли­зо­с­ти от Эри­ва­ни. По­бе­ды, одер­жан­ные ар­мян­ской ар­ми­ей в сра­же­ни­ях под Сар­да­ра­па­том, Баш-Апа­ра­ном и Ка­рак­ли­сом, поз­во­ли­ли на оп­ре­де­лён­ное вре­мя при­ос­та­но­вить про­дви­же­ние ту­рок и ус­т­ра­нить на­вис­шую над ар­мян­ским на­ро­дом уг­ро­зу фи­зи­че­с­ко­го унич­то­же­ния, од­на­ко в сло­жив­ших­ся ус­ло­ви­ях де­ле­га­ция Ар­мян­ско­го на­ци­о­наль­но­го со­ве­та бы­ла вы­нуж­де­на под­пи­сать 4 ию­ня 1918 го­да До­го­вор о ми­ре и друж­бе с ос­ман­ским им­пер­ским пра­ви­тель­ст­вом, по ко­то­ро­му Тур­ция при­зна­ла не­за­ви­си­мость Ар­ме­нии в пре­де­лах той тер­ри­то­рии, ко­то­рую к это­му вре­ме­ни кон­тро­ли­ро­вал Ар­мян­ский на­ци­о­наль­ный со­вет, — она ог­ра­ни­чи­ва­лась в ос­нов­ном Эри­ван­ским, Эч­ми­ад­зин­ским, Алек­сан­д­ро­поль­ским и Но­во­ба­я­зет­ским уез­да­ми Эри­ван­ской гу­бер­нии, что со­став­ля­ло 12 тыс. км² с на­се­ле­ни­ем ок. 1 млн че­ло­век (вклю­чая бе­жен­цев). По про­дик­то­ван­ным Ос­ман­ской им­пе­ри­ей ус­ло­ви­ям до­го­во­ра Тур­ция по­лу­ча­ла пол­но­стью Карсскую и Ба­тум­скую об­ла­с­ти, по­ло­ви­ну Эри­ван­ской гу­бер­нии, а так­же Ахал­ка­лак­с­кий и Ахал­цих­ский уез­ды Ти­ф­лис­ской гу­бер­нии. На тер­ри­то­ри­ях, ко­то­рые от­хо­ди­ли Ос­ман­ской им­пе­рии, про­жи­ва­ло око­ло 1 250 000 ар­мян. 30 ок­тя­б­ря 1918 го­да Ан­тан­та и Тур­ция под­пи­са­ли Му­д­рос­ское пе­ре­ми­рие, оз­на­ме­но­вав­шее по­ра­же­ние Тур­ции в Пер­вой ми­ро­вой вой­не. Оно, в ча­ст­но­с­ти, пре­ду­с­ма­т­ри­ва­ло вы­вод ту­рец­ких войск из За­кав­ка­зья. В но­я­б­ре Тур­ция уве­до­ми­ла Ар­ме­нию о том, что её вой­ска по­ки­да­ют тер­ри­то­рии, рас­по­ло­жен­ные вне гра­ниц, обо­зна­чен­ных Брест­ским ми­ром. В но­я­б­ре ар­мян­ские вой­ска всту­пи­ли в Ка­рак­лис, в на­ча­ле де­ка­б­ря — в Алек­сан­д­ро­поль. В ап­ре­ле — мае 1919 го­да пра­ви­тель­ст­во Ар­ме­нии ус­та­но­ви­ло кон­троль над Кар­сом, Ол­ту и Ка­гыз­ма­ном. В мае к Ар­ме­нии бы­ли при­со­е­ди­не­ны Ша­рур и На­хи­че­ван. Та­ким об­ра­зом поч­ти пол­но­стью бы­ла вос­ста­нов­ле­на рос­сий­ско-ту­рец­кая гра­ни­ца 1914 г. Пра­ви­тель­ст­во Ре­с­пуб­ли­ки Ар­ме­ния ока­зы­ва­ло под­держ­ку ар­мян­ско­му на­се­ле­нию На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха и Зан­ге­зу­ра, стре­мив­ше­му­ся к са­мо­сто­я­тель­но­с­ти от Азер­бай­д­жа­на. В ап­ре­ле 1920 го­да в Азер­бай­д­жа­не бы­ла ус­та­нов­ле­на со­вет­ская власть, и 11-я Ар­мия РККА, во­шед­шая в Азер­бай­д­жан, за­ня­ла тер­ри­то­рию Ка­ра­ба­ха, На­хи­че­ва­на, Зан­ге­зу­ра. К се­ре­ди­не ию­ня бы­ло по­дав­ле­но со­про­тив­ле­ние ар­мян­ских во­ору­жён­ных от­ря­дов в Ка­ра­ба­хе. 28 ию­ля бы­ла про­воз­гла­ше­на На­хи­че­ван­ская со­вет­ская ре­с­пуб­ли­ка. 10 ав­гу­с­та в Ти­ф­ли­се пред­ста­ви­те­ли РСФСР и Ар­ме­нии под­пи­са­ли со­гла­ше­ние о пе­ре­ми­рии, со­глас­но ко­то­ро­му Ка­ра­бах, На­хи­че­ван и Зан­ге­зур вре­мен­но ос­та­ва­лись под кон­тро­лем Крас­ной Ар­мии. По­лу­чив в кон­це 1918 — на­ча­ле 1919 го­дов под свой кон­троль вос­точ­но­ар­мян­ские тер­ри­то­рии, пра­ви­тель­ст­во Ре­с­пуб­ли­ки Ар­ме­ния не ос­та­но­ви­лось на до­стиг­ну­том и по­пы­та­лось обес­пе­чить ре­ше­ние про­бле­мы За­пад­ной (Ту­рец­кой) Ар­ме­нии че­рез по­кро­ви­тель­ст­во Ан­тан­ты. 10 ав­гу­с­та 1920 го­да в ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров меж­ду стра­на­ми Ан­тан­ты и при­со­е­ди­нив­ши­ми­ся к ним го­су­дар­ст­ва­ми (в том чис­ле Ре­с­пуб­ли­кой Ар­ме­ния), с од­ной сто­ро­ны, и сул­тан­ской Тур­ци­ей — с дру­гой, был под­пи­сан Севр­ский мир­ный до­го­вор, со­глас­но ко­то­ро­му Тур­ция при­зна­ва­ла Ар­ме­нию как «сво­бод­ное и не­за­ви­си­мое го­су­дар­ст­во», а Ар­ме­ния долж­на бы­ла по­лу­чить до­ступ к Чёр­но­му мо­рю и до­пол­ни­тель­ные тер­ри­то­рии в пре­де­лах за­пад­но­ар­мян­ских рай­о­нов Ван, Бит­лис, Эр­зу­рум и Тра­пе­зунд. До­го­вор этот, од­на­ко, ос­тал­ся не­ра­ти­фи­ци­ро­ван­ным и не всту­пил в си­лу. К это­му вре­ме­ни Тур­ция бы­ла ох­ва­че­на на­ци­о­наль­ным дви­же­ни­ем, ли­де­ры ко­то­ро­го от­ка­за­лись при­знать Севр­ский до­го­вор. Уп­реж­дая воз­мож­ные дей­ст­вия Ре­с­пуб­ли­ки и вы­пол­няя при­каз М. Ке­ма­ля от 20 сен­тя­б­ря 1920 г., 22 сен­тя­б­ря ту­рец­кая ар­мия со­вер­ши­ла акт аг­рес­сии про­тив Ар­ме­нии. 27 сен­тя­б­ря М. Ке­маль объ­я­вил об этом на со­зван­ном им се­к­рет­ном за­се­да­нии Ве­ли­ко­го на­ци­о­наль­но­го со­бра­ния. В хо­де вой­ны вой­ска РА ока­за­лись на­го­ло­ву раз­би­ты, и 2 де­ка­б­ря пра­ви­тель­ст­во даш­на­ков по­ш­ло на под­пи­са­ние уни­зи­тель­но­го мир­но­го до­го­во­ра, со­глас­но ко­то­ро­му тер­ри­то­рия Ар­ме­нии со­кра­ща­лась до Ере­ван­ско­го и Гок­чин­ско­го рай­о­нов, чис­лен­ность ар­мян­ской ар­мии ог­ра­ни­чи­ва­лась 1,5 тыс. чел., а её во­ору­же­ние — 20 пу­ле­мё­та­ми и 8 ору­ди­я­ми. Тем вре­ме­нем 29 но­я­б­ря на тер­ри­то­рии Ар­ме­нии, за­ня­той Крас­ной Ар­ми­ей, бы­ла про­воз­гла­ше­на Ар­мян­ская Со­вет­ская Со­ци­а­ли­с­ти­че­с­кая Ре­с­пуб­ли­ка и со­здан Ре­во­лю­ци­он­ный ко­ми­тет Ар­ме­нии. 2 де­ка­б­ря в Эри­ва­ни бы­ло под­пи­са­но со­гла­ше­ние меж­ду РСФСР и Ре­с­пуб­ли­кой Ар­ме­ния, по ко­то­ро­му вся власть пе­ре­шла к Рев­ко­му.

НЕЛЬ­ЗЯ ПО­БЕ­ДИТЬ НА­РОД, КО­ТО­РЫЙ СРА­ЖА­ЕТ­СЯ ЗА СВОЮ ЧЕСТЬ И СВО­БО­ДУ

По­бе­да под Сар­да­ра­па­том оз­на­ме­но­ва­ла вос­ста­нов­ле­ние ар­мян­ской го­су­дар­ст­вен­но­с­ти на тер­ри­то­рии Ар­ме­нии, об­ра­зо­ва­ние Ар­мян­ской ре­с­пуб­ли­ки 28 мая 1918 го­да. Мо­раль­ное зна­че­ние Сар­да­ра­па­та в том, что ар­мян­ский на­род вос­прял ду­хом, по­ве­рил в свои си­лы, под­твер­див ту из­ве­ст­ную ис­ти­ну, что нель­зя по­бе­дить на­род, ко­то­рый сра­жа­ет­ся за свою честь, сво­бо­ду и не­за­ви­си­мость. Боль­шую роль в по­бе­де Сар­да­ра­пат­ско­го сра­же­ния сы­г­рал V Ка­ра­бах­ский Стрел­ко­вый полк, ко­то­рым ко­ман­до­вал По­гос Бек-Пи­ру­мов. Пи­ру­мян По­гос-Бек, или Пи­ру­мов Па­вел Ка­ра­пе­то­вич Ро­дил­ся в 1856 в се­ле На­хи­че­ва­ник Ас­ке­ран­ско­го рай­о­на На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха. Окон­чил гим­на­зию в Шу­ши, за­тем юн­кер­ское учи­ли­ще. В 1876 го­ду «всту­пил в служ­бу» на пра­вах воль­но­опре­де­ля­ю­ще­го­ся 3-го раз­ря­да в 16-й Гре­на­дёр­ский Мин­г­рель­ский полк и в том же го­ду был за­чис­лен юн­ке­ром в Ти­ф­лис­ское пе­хот­ное юн­кер­ское учи­ли­ще. С тех пор на­ча­лась его во­ен­ная ка­рь­е­ра. По­гос Бек-Пи­ру­мов был пол­ков­ни­ком Рус­ской ар­мии. В пе­ри­од Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ко­ман­до­вал 5-ым Ар­мян­ским стрел­ко­вым пол­ком. Пол­ков­ник ни­ког­да не стро­ил ил­лю­зий. План дей­ст­вий, раз­ра­бо­тан­ный в стро­гом со­от­вет­ст­вии с ре­аль­ной об­ста­нов­кой, яв­лял­ся его един­ст­вен­ным ори­ен­ти­ром. Это­му он был обу­чен еще в Шу­шин­ском во­ен­ном учи­ли­ще и в шко­ле юн­ке­ров. Впро­чем, к на­ча­лу Пер­вой ми­ро­вой вой­ны ему уже за 50 — воз­раст для по­ле­вых офи­це­ров пен­си­он­ный, при­том в шта­бах за­си­жи­вать­ся он не лю­бил. От­став­ной пол­ков­ник на ко­не — это впе­чат­ля­ю­щее зре­ли­ще, тем бо­лее ес­ли сам вос­се­да­ю­щий — ко­ман­дир слав­но­го Мсти­слав­ско­го пол­ка. Не­сколь­ко поз­же пол­ков­ник бу­дет на­прав­лен на Кав­каз­ский те­атр во­ен­ных дей­ст­вий и как ко­ман­ду­ю­щий V Ка­ра­бах­ским Стрел­ко­вым пол­ком от­ли­чит­ся в рай­о­нах Ва­на и Му­ша. Офи­цер не до­пу­с­кал не­об­ду­ман­ных ша­гов и ста­рал­ся да­же в са­мой не­о­рди­нар­ной си­ту­а­ции об­на­ру­жить ло­ги­че­с­кое зер­но: его-то он и се­ял в го­ря­чую фрон­то­вую зем­лю. В на­деж­де на тро­фей­ные всхо­ды. Ко­ман­дир 5-го Ка­ра­бах­ско­го Стрел­ко­во­го пол­ка слыл ве­ли­ким стра­те­гом. В сра­же­нии под Сар­да­ра­па­том его во­ин­ско­му под­раз­де­ле­нию бы­ла по­ру­че­на осо­бая мис­сия — лю­бой це­ной на­не­с­ти со­кру­ши­тель­ный удар по от­бор­ным си­лам 36-й ту­рец­кой ди­ви­зии, дис­ло­ци­ро­ван­ной на не­боль­ших гря­дах к се­ве­ро-вос­то­ку от стан­ции Ара­ке. Вы­со­ты эти пред­став­ля­ли клю­че­вую по­зи­цию обо­ро­ны ту­рок, и осу­ще­ст­вить мис­сию бы­ло весь­ма не­лег­ко: на­ступ­ле­ние пол­ка под­дер­жи­ва­лось лишь од­ной ар­тил­ле­рий­ской ба­та­ре­ей, тог­да как в рас­по­ря­же­нии на­це­лен­но­го на Эри­вань вра­га их бы­ло че­ты­ре.

Од­на­ко во­пре­ки здра­во­му смыс­лу и не­о­рди­нар­ной си­ту­а­ции штурм «ка­ра­бах­цев» фак­ти­че­с­ки не при­ос­та­нав­ли­вал­ся: в май­ские дни 1918 го­да Сар­да­ра­пат­ское по­ле бы­ло за­се­я­но зер­на­ми цар­ско­го пол­ков­ни­ка По­гос Бек-Пи­ру­мо­ва. Он ни­ког­да не из­ме­нит во­ин­ской при­ся­ге и не по­ки­нет ба­г­ро­вых тран­шей: ря­до­вой пред­ста­ви­тель офи­цер­ской ди­на­с­тии, он один из тех сол­дат, для ко­то­рых Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция 1917 го­да и под­пи­сан­ный в мар­те 1918 го­да Брест-Ли­тов­ский до­го­вор ров­ным сче­том ни­че­го не зна­чи­ли. 58-лет­ний пол­ков­ник умел ана­ли­зи­ро­вать си­ту­а­цию; в его пыль­ном план­ше­те ни­ког­да не бы­ло ме­с­та для ил­лю­зий. Ге­рои Сар­да­ра­па­та, не­со­мнен­но, па­ли жерт­вой боль­шо­го за­го­воpa — на дип­ло­ма­ти­че­с­ком язы­ке это на­зы­ва­ет­ся «До­го­во­ром о друж­бе и брат­ст­ве» меж­ду Со­вет­ской Рос­си­ей и ке­ма­лист­ской Тур­ци­ей. Арест и рас­ст­рел ге­ро­ев сра­же­ния был пред­став­лен боль­ше­ви­ка­ми как за­лог друж­бы и брат­ст­ва чер­ных ма­ги­с­т­ров. Все это пре­крас­но по­ни­мал ре­прес­си­ро­ван­ный офи­цер: «Рос­сии нет! Есть лишь те­о­рия Ми­ро­во­го пра­ви­тель­ст­ва!» Он не до­пу­с­кал не­об­ду­ман­ных ша­гов и ста­рал­ся да­же в са­мой не­о­рди­нар­ной и ано­маль­ной си­ту­а­ции об­на­ру­жить ло­ги­че­с­кое зер­но. Здра­вый рас­су­док не по­ки­нет его и в тот день: во­пре­ки кош­мар­ной об­ста­нов­ке, офи­це­ру вновь удаст­ся най­ти един­ст­вен­но пра­виль­ное ре­ше­ние — пу­с­тить се­бе пу­лю в ви­сок. Та­ким офи­це­ром яв­лял­ся и его дво­ю­род­ный брат Да­ни­ел-бек — ка­ва­лер рус­ских ор­де­нов и имен­но­го Ге­ор­ги­ев­ско­го ору­жия, ко­ман­ду­ю­щий во­ин­ской ча­с­тью в Сар­да­ра­пат­ском на­прав­ле­нии. Да­ни­эл Бек-Пи­ру­мян — уро­же­нец Ка­ра­ба­ха, се­ла На­хи­че­ва­ник Ас­ке­ран­ско­го рай­о­на, по­то­мок ар­мян­ских бе­ков. Окон­чил Шу­шин­ское го­род­ское учи­ли­ще, а во­ен­ное об­ра­зо­ва­ние по­лу­чил в Ти­ф­лис­ском пе­хот­ном юн­кер­ском учи­ли­ще (1881-1883 го­ды) и на кур­сах Ора­ни­ен­ба­ум­ской офи­цер­ской стрел­ко­вой шко­лы. Служ­бу в рос­сий­ской ар­мии на­чал в 1881 го­ду, в 13-м лейб-гре­на­дер­ском Эри­вань­ском пол­ку. В 1918 го­ду Да­ни­эл Бек-Пи­ру­мян пе­ре­шёл из рус­ской ар­мии в ар­мян­скую служ­бу. Был за­ме­с­ти­те­лем ко­ман­ду­ю­ще­го Ере­ван­ским гар­ни­зо­ном, ге­не­ра­ла М.С. Си­ли­ко­ва и ко­ман­ди­ром Сур­ма­лин­ско­го во­ен­но­го уча­ст­ка. В том же го­ду ко­ман­ду­ю­щим Ар­мян­ским кор­пу­сом Ар­мян­ской ре­с­пуб­ли­ки, ге­не­рал-лей­те­нан­том Т. На­зар­бе­ко­вым был пред­став­лен к зва­нию ге­не­рал-май­о­ра. Да­ни­эл Бек-Пи­ру­мян был ко­ман­ди­ром Сар­да­ра­пат­ско­го от­ря­да во вре­мя Сар­да­ра­пат­ско­го сра­же­ния. Был на­зна­чен за­ме­с­ти­те­лем ге­не­рал-май­о­ра Си­ли­кя­на по Сар­да­ра­пат­ско­му фрон­ту. Про­явил та­лант во­е­на­чаль­ни­ка. В 1919 го­ду Да­ни­эл Бек-Пи­ру­мян — во­ен­ный ко­мен­дант Кар­ской об­ла­с­ти. До­бле­ст­ный ко­ман­дир по­пал в плен к тур­кам 30 ок­тя­б­ря 1920 г., был ос­во­бож­дён осе­нью 1921 г. Схва­чен боль­ше­ви­ка­ми и рас­ст­ре­лян. По­хо­ро­нен в Эч­ми­ад­зи­не. Подготовила Эвика БАБАЯН

 

 

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям: