ДЕСЯТЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ РЕГИОН


12 ноября исполнилось 3 года с того дня, когда азербайджанские ВС сбили учебно-тренировочный вертолет Армии обороны Арцаха, в результате чего погибли трое армянских пилотов: майор Сергей CААКЯН, старший лейтенант Саркис НАЗАРЯН и лейтенант Азат СААКЯН. Поминая погибших и воздавая дань их светлой памяти, отметим, что за эти годы ситуация в зоне конфликта и в процессе урегулирования изменилась кардинально, прежде всего по итогам апрельской эскалации.

Однако трагедия армянского вертолета и особенно последовавшие развития стали своего рода лакмусовой бумажкой — очередной, но одной из наиболее убедительных — отношения сторон конфликта к цивилизационным ценностям и понятиям гуманности, а также к собственным международным обязательствам.

10 ДНЕЙ ПРОДОЛЖАЛОСЬ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ПЛОСКОСТИ ПРИНЯТЫХ в человеческом сообществе отношения к погибшим и уважения к горю родных — пусть даже это касается противника. При этом вопрос выноса останков не имел абсолютно никакого значения ни в военном, ни в политическом, ни в каком-либо еще смысле. Это был тот редкий случай, когда азербайджанской стороне выпал шанс продемонстрировать, что именно от нее зависит — позволить или не позволить провести эвакуацию, и в Баку буквально упивались этим низменным ощущением, выставляя на весь мир собственную бесчеловечность и цинизм. Вплоть до той ночи, когда армянской стороне стала понятна бессмысленность надежд на международные структуры и она пустила в ход самый веский свой аргумент: профессионализм, мужество и самоотверженность воинов.

Операция арцахского спецназа, подобно операции по освобождению Шуши, без сомнения, войдет в анналы военной истории. 4 наших бойца и все те, кто готовил эту блестящую операцию, разрядили царившее 10 дней в Армении и Арцахе высочайшее напряжение. Острая боль и скорбь по погибшим пилотам была смягчена и утишена осознанием того, что их останки будут преданы родной земле с надлежащими почестями. 22 ноября была осуществлена спецоперация, 24-го в Ереване состоялась гражданская панихида, а 25-го погибшие были захоронены в Ераблуре.

Трагедия вертолета, ставшая первым инцидентом такого рода после установления режима прекращения огня в 1994 г., выявила сразу несколько факторов, которые сегодня уже более чем очевидны. Прежде всего — тщетность и бессмысленность упования на международное сообщество даже в контексте чисто гуманитарных вопросов. Напомню, что армянская сторона обратилась вначале в Международный Комитет Красного Креста, в мандат которого входит как раз-таки содействие в решении подобных проблем. Это не помогло — всего лишь из Баку заявили, что, дескать, «если Азербайджан посчитает нужным, то позволит забрать тела». Далее последовало заявление Минской группы — спустя, кстати, неделю после уничтожения вертолета, — в котором была выражена глубокая обеспокоенность отсутствием доступа к месту крушения для гуманитарных организаций и содержался призыв к Азербайджану дать возможность вывезти тела.

В ОТВЕТ ИЗ БАКУ ВОЗМУТИЛИСЬ ТЕМ, ЧТО ТЕРРИТОРИЯ БЫЛА НАЗВАНА «НЕЙТРАЛЬНОЙ», и вновь вспомнили о пресловутой «терцелостности». Сопредседатели вынужденно ввели новый термин — «ничья земля», однако ситуация от этого не изменилась. Поразительное бессилие проявил офис личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспшика. После ряда киксов своих сотрудников бессменный представитель заявил о невозможности мониторинга места падения вертолета в силу отсутствия гарантий безопасности со стороны Азербайджана.

Когда беспомощность посредников и международного сообщества стала очевидной, вопрос был решен армянскими военными. Операция, в результате которой тела и некоторые части вертолета были вынесены, оказалась настолько безукоризненно-образцовой с точки зрения военного искусства и героизма наших воинов, что во впавшем в эйфорию цинизма и бесчеловечности Баку мгновенно впали теперь уже в шок. Ибо это был не просто очень болезненный удар по азербайджанскому режиму, возомнившему себя вправе распоряжаться судьбой даже останков погибших армянских военнослужащих. Спецоперация в очередной раз доказала, что главным фактором и гарантом сохранения относительного мира в зоне конфликта и региона в целом является именно армянская армия в лице Вооруженных сил РА и Армии обороны Арцаха. И что с этим фактором невозможно не считаться не только в военной и внешнеполитической плоскости, но и в плане внутренней ситуации в том числе в Азербайджане, где пытались использовать сбитие вертолета и последующую циничнейшую вакханалию с целью продемонстрировать собственную «крутость». Между тем именно эти 10 дней показали, что глубокий комплекс неполноценности и порожденные им болезненные амбиции заставляют руководство Азербайджана вновь преступать общепринятые каноны человеческого поведения, чтобы в результате опять ударяться головой о непробиваемую армянскую стену и убеждаться в собственной военно-политической несостоятельности.

10 ДНЕЙ, ПОТРЯСШИХ РЕГИОН, ИМЕЛИ И НЕСОМНЕННУЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ СОСТАВЛЯЮЩУЮ. В этом контексте примечательно заявление заместителя министра иностранных дел РА Шаварша Кочаряна, спустя год после инцидента высказавшего недовольство армянской стороны в адрес ОДКБ, что случилось, пожалуй, впервые. «ОДКБ должна была прореагировать на крушение армянского вертолета в Карабахе год назад так, как прореагировала на уничтожение российского самолета турецкими вооруженными силами», — заявил он. Подчеркнув, что если государства — члены ОДКБ хотят иметь влиятельную, а не формальную структуру, то должны следовать договору, Кочарян добавил: «Когда Азербайджан сбил армянский вертолет, на это, по сути, не было конкретной реакции со стороны ОДКБ, несмотря на то что мы у них не просили никакой помощи, у нас нет проблем с тем, чтобы наказать Азербайджан, но как организация, она должна была выразить свое отношение».

Если же рассматривать трагедию с вертолетом с точки зрения сегодняшних реалий, то, безусловно, прежде всего в контексте предложений по снижению напряжения в зоне конфликта, актуальность и обязательность которых на днях вновь подтвердили РФ, США и Евросоюз, а также Армения. Тот факт, что Азербайджан оказался в этом вопросе по другую сторону процесса урегулирования, весьма показателен. Ибо внедрение механизмов расследования и расширение полномочий офиса личного представителя председателя ОБСЕ могут стать теми мерами, которые способны послужить барьером к совершению Азербайджаном аналогичных преступлений и их расследованию. В том числе препятствовать возможности изощряться в цинизме и наслаждаться безнаказанной возможностью открыто и нагло нарушать международные конвенции и неписаные правила цивилизованного сообщества.

…12 ноября 2014 г. в историю Арцахской национально-освободительной борьбы была вписана еще одна трагическая страница, спустя 10 дней — новая страница — героическая. В полном соответствии с традициями многовековой нашей истории. До Апреля оставалось год и четыре с половиной месяца…

Марина ГРИГОРЯН

Источник: «Голос Армении»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: