«Если мы терпели поражения, то — из-за нехватки духа»


????????????????????????????????????

Как мы уже сообщали, 8 июня в фойе Степанакертского дворца культуры и молодежи открылась выставка «Геноцид — после геноцида» известного специалиста по армянской архитектуре, историка и собирателя устного народного творчества Самвела Карапетяна.

Вниманию читателей представляем интервью с Вниманию читателей представляем интервью с Самвелом КАРАПЕТЯНОМ.

— Ваша деятельность известна многим, но давайте поговорим о сегодняшней выставке. Как зародилась идея ее проведения в Арцахе?

— Наша организация стала фондом, задача которого — изучать армянскую архитектуру, у нас было много выставок, но эту инициировала молодежная общественная организация «Долг души», которую возглавляет Шогик Ованнисян. Мы же помогли материалами, и итогом стали сегодняшняя выставка и брошюра «Геноцид — после геноцида». Несколько лет назад в Степанакертском историко-краеведческом музее прошла подобная выставка, фотоэкспонаты там выставляются по сей день, но своеобразие данной выставки состоит в том, что с таким богатым материалом мы в Арцахе впервые.

— Сколько работ в коллекции?

— 32 работы. Сейчас к изданию готовится большая иллюстрированная книга с упомянутым названием. В конце июня она будет готова.

— Название книги говорит само за себя…

— Да. В ней я рассказываю о государстве Турция, которое сформировалось за счет геноцида и таким же способом очертило свои современные границы. Преобладающая часть нашей исторической родины находится на территории этой страны. После лишения армян их исконных земель турки приступили к уничтожению армянской культуры. Крепости и церкви разрушаются и используются в качестве стройматериала. Большинство из них сохранилось только на фотографиях, от многих памятников остались лишь остатки каменных кладок. Руками военных государство осуществляет политику уничтожения следов армянской цивилизации, а завершает этот варварский процесс турецкое население — в надежде найти спрятанные сокровища армян. В Мушском монастыре св. Апостолов, который был пантеоном и где покоятся мощи некоторых их Двенадцати апостолов, сегодня можно найти лишь обломки креста Давида Анахта (Непобедимого). Церковь «Овви екехеци» («Пастушья церковь») простояла до 1966 года, сейчас она полностью разрушена…

— Некоторые церкви были превращены в мечети…

— Да, но я не согласен с мнением тех, кто считает, что лучше бы их разрушили. Я думаю иначе: хорошо, что они сохранились, пусть и в таком виде, возможно, наступит время, и они вернутся к своим истинным хозяевам и обретут свой исконный вид.

— Господин Карапетян, удалось ли Вам на протяжении всей своей деятельности хотя бы раз предотвратить варварство турок?

— Чтобы предотвратить их, государство должно использовать собранные нами материалы как оружие. Говорить о том, что мы «воевали» этим оружием, но — безрезультатно, было бы неверно… К сожалению, мы не воевали вообще. Мы обязаны проявлять к памяти предков гораздо больше уважения и неустанно рассказывать миру о продолжающемся геноциде в отношении армянского культурного наследия, который осуществляют Турция и Азербайджан: уничтожение хачкаров Джуги, армянских памятников и церквей на других территориях Азербайджана. Не следует надеяться на то, что справедливость рано или поздно восторжествует — за нее надо бороться упорно и последовательно. У нас очень много фактологического материала, мы можем доказать свою правоту и показать миру лицо вандала. Турция — антикультурная страна.

— Сегодня на территории Турции вроде начат процесс восстановления армянских памятников.

— Да, с 1990-х годов параллельно с процессом разрушения ведутся и какие-то реставрационные работы: например, есть всемирно известные памятники, которые они не могут незаметно разрушить и поэтому под прикрытием реставрации присваивают их, то есть избавляются от признаков, свидетельствующих об армянском происхождении памятников. К примеру, фотоснимки на первом стенде представляют, как реставрируют известный герб Ани. То, что круг неправильный — это еще полбеды, так они явно попытались избавиться еще и от креста. Между тем, изображенный на гербе крест является хранителем города. После реставрации крест исчез, остался только леопард, то есть удалением крестов умышленно уничтожаются всякие армянские следы.

Или же другой пример: при реставрации церкви Тиграна Хоненца армянских архитекторов-реставраторов не пригласили, а пригласили грузинских специалистов, которые, исходя из каких-то соображений, считают церковь грузинской. Скат шпиля починили до одной точки и не довели до завершения весь купол, ограничившись только скатом. Понятно, почему они так поступили, потому что если бы они восстановили купол полностью и установили яблоко — шар, то на него следовало бы водрузить крест. Очевидно, дабы избежать установки креста, они не завершили работы. Как-то мы стали очевидцами проводимых на территории Турции раскопок. В них участвовали студенты одного из археологических вузов. На вопрос, что за раскопки ведутся, нам ответили — сельджукского квартала. Тогда мы спросили, а разве сельджуки были христианами? Они в недоумении уставились на нас… Турки полностью фальсифицируют историю в свою пользу.

— Во время Арцахской национально-освободительной борьбы Вы посетили Северный Арцах, издали книгу «Геташен».

— Я был в Геташене осенью 1989-го, войны еще не было, но уже было деарменизировано село Кушчи Армавир. Атмосфера была удручающей, и я подумал, что мог бы рассказать людям историю села, имеющую славные страницы. Я вспомнил эпизод, связанный с Меликом Овсепом: ночью хан Гандзака напал на Геташен, однако мелик не только оказал сопротивление, но и разгромил противника. Бежавших преследовал до самого Гандзака, затем взял город в осаду. Шах был вынужден направить гонца к грузинскому царю Гераклу с просьбой выступить в роли посредника и уговорить мелика снять осаду… Я решил написать книгу и подарить ее сельчанам. Если за нашу историю мы и терпели поражения, то не из-за нехватки оружия, а духа. Этой книгой я хотел поднять дух геташенцев. Это было в советские годы. Издательство «Айастан» задержало издание книги, и мне пришлось обратиться в газету «Азатамарт», к Хажаку Тер-Григоряну. Там сразу же дали ход этому делу и издали книгу. На дворе уже был 1991 год — мы опоздали. Книгу пришлось раздать уже ставшим беженцами геташенцам — в качестве утешения, смягчения боли утраты родины.

— Когда у Вас появился интерес к историческим памятникам?

— С 4-го класса и по сей день у меня один и тот же интерес. Есть люди, у которых нет призвания, нет миссии, а у меня есть. С этой точки зрения мне повезло… В школьные годы я ходил в походы, иногда в одиночку, лазал по горам и ущельям.

— Представьте, пожалуйста, Вашу нынешнюю деятельность.

— В 2010 году наша организация была преобразована в Фонд, мы работаем под патронажем государства. Это очень важно. У нас есть стабильный бюджет, то есть возможность работать. Территория Азербайджана для нас закрыта, но есть возможность поработать в Турции. Есть армянские исторические общины Ирана, Индии и так далее.

— Расскажите о Вашей мечте — мечте памятниковеда.

— Не знаю, откуда прицепилось это слово «памятниковед». Задача ереванского офиса Фонда по изучению армянской архитектуры (у нас 30 сотрудников), председателем которого являюсь я, заключается в том, чтобы найти и исследовать памятники армянской архитектуры. Мы инициировали издание серии книг «Исторические провинции Армении». Первый том, посвященный Айоц дзору (в переводе на русский язык — Армянское ущелье), уже издан. В Айоц-Дзоре находится крепость Айкаберд, название которой связывается с именем Айка. На этой территории, по легенде, состоялось сражение войск Айка и Бэла. На месте сражения Айк построил крепость (дастакерт) и назвал ее Айк (Айкаберд).

А все мои мечты связаны с выявлением, сохранением и реставрацией памятников Исторической Армении.

Нвард СОГОМОНЯН

Азат Арцах


Понравилась запись? Расскажите друзьям: