ИДЕЯ НЕ УГАСЛА, БОРЬБА НЕ ЗАВЕРШЕНА


Чем дальше время отдаляет нас от бурных февральских дней 1988-го, тем больший смысл обретают прошедшие годы, ценнее воспоминания, значимее идеи. Это долгие годы, это яркие страницы нашей летописи.

Сказанное становится еще более убедительным, когда пройденный путь представляется в реальном свете. Интервью с депутатом Национального Собрания НКР, активным участником Карабахского национально-освободительного движения, представителем  Центрального комитета АРФД Арцаха, кавалером ордена «Боевой Крест» первой степени Давидом ИШХАНЯНОМ — своеобразная оценка событий, произошедших три десятка лет назад и раньше.

— Господин Ишханян, как родилась идея Карабахского движения? 

— Оно является составной частью национально-освободительной борьбы армянского народа и пока не завершено. В 1920-х годах Карабах был насильственно присоединен к Азербайджану, и патриоты, жившие  национальными идеями в Арцахе и за его пределами, не давали погаснуть в народе идее борьбы. Мы хорошо помним произошедшие в середине  1960-х годов в Карабахе события и историю людей, выдворенных из области. В тот период не только изгнали идеологов, но и попытались искоренить эту идею в народе, проживающем в Карабахе. К счастью, такие же предпосылки сложились в 1980-х годах, уже в период горбачевской власти. Арцах вновь поднялся на борьбу на основе принципа свободы и демократии с целью воссоединиться с матерью-Арменией. Так что, повторю еще раз, идея никогда не угасала в нашем народе.

— Как Вы присоединились к Движению?

— Для меня Движение началось еще до 1988 года. Прежде всего отмечу, что у меня было два главных источника воспитания и формирования национальной идеологии и национальных ценностей. Первый — это семейное воспитание, идеи, которые привили мне родители, второй — живые идеи, переданные мне моим лучшим учителем Левоном Арутюняном, которые послужили основанием, чтобы уже в 1985 году, по окончании школы, будучи студентом Степанакертского педагогического института, я примкнул к студенческому движению, тогда еще нелегальному. В 1986-87 гг. я сотрудничал с тайно действующими структурами. В феврале 1988 года появились условия и возможности для публичного высказывания этих идей. И тогда, естественно, я присоединился к своим  сверстникам. К сожалению, сегодня многих наших лучших товарищей нет с нами: они положили свою молодую жизнь на алтарь защиты родины. Вечная им слава. Должен сказать, что герои наших дней являются достойными продолжателями борьбы, которую не завершили представители старшего поколения.

— Поделитесь, пожалуйста, своими воспоминаниями о событиях, произошедших 30 лет назад. Какова Ваша оценка их?

— Мы, четверо студентов, влились в Арцахскую национально-освободительную борьбу в 1986 году, когда поехали в Ереван и 24 апреля отдали дань уважения памяти жертв  Геноцида в Цицернакаберде, возложили венок с надписью «От группы молодежи Арцаха». Из-за этого мы оказались в центре внимания спецслужб. Когда в следующем году, в апреле 1987-го, мы вновь приехали в Ереван, сотрудники спецслужб вели за нами наблюдение. Тогда в Ереване примерно два десятка студентов поставили свои подписи под документом о воссоединении Арцаха с Арменией. Уже было очевидно, что Движение будет расти как снежный ком, чего мы и добивались. И в февральские дни  1988 года, находясь далеко от Арцаха, мы старались сосредоточиться и помочь разворачивающемуся Движению, а в начале 1989 года вступили в борьбу. Отмечу, что на митингах и так называемых «народных» мероприятиях я не участвовал, но постоянно был на связи с активистами — Аркадием Карапетяном, Валерием Балаяном, Жанной Галстян и другими, которые создавали тайные боевые отряды для организации самообороны и защиты. Уже в 1989-1990 годах азербайджанцы начали применять грубые, варварские методы, они, будучи носителями сумгаитской «бациллы», пытались распространить ее во всех районах Арцаха.

В Мартунинском районе мы создали сельские отряды самообороны, затем объединили их и провели с ними подготовительную работу. В памяти сохранились разные эпизоды из недалекого прошлого, это горькие, но в то же время счастливые воспоминания нашей молодости.

— Господин Ишханян, и к чему мы пришли в итоге? 

— Самое большое достижение — это рождение двух армянских республик — Армянской и Арцахской. Наконец-то мы восстановили утраченную государственность. Это было многовековой мечтой наших предков, наших дедов. Празднуя в этом году 100-летие Первой Армянской Республики, мы должны с гордостью констатировать, что нашему поколению удалось обрести независимость. Это мощное оружие, самое большое достижение нашего народа. Должен сказать также, что в самосознании нашего народа произошел большой перелом — он стал уповать на собственные силы. На протяжении  веков у нас были статус и психология жертвы. Успех в освободительной борьбе и освобождение Арцаха заменили этот статус статусом победителя. По-моему, у нас сегодня такое психологическое состояние, что мы полны гордости и решимости распоряжаться  собственной судьбой. И такой статус победителя появился у нас благодаря единству армянского народа, объединению общеармянского потенциала, преданности родине без остатка. Благодаря им можно и дальше добиваться успехов, и мы шаг за шагом добиваемся их.

Арминэ ДАНИЕЛЯН

г. Мартуни


Понравилась запись? Расскажите друзьям: