«КАРАБАХ НИКОГДА НЕ БУДЕТ В СОСТАВЕ АЗЕРБАЙДЖАНА»


26 января в селе Карин так торжественно отметили 25-летие памятного сражения. Здесь уже родилось и выросло новое поколение, и теперь в Карин таке живут и строят новую жизнь дети героически сражавшихся в тот день бойцов, храня память о погибших и продолжая их священное дело защиты родины и благоустройства села.

В составе отряда самообороны Карин така был и Артур Аракелян, избранный после гибели командира Вагаршака Арушаняна новым командиром. Мы познакомились с Артуром и завели с ним непринужденную беседу.

— Артур, меня всегда волновал один вопрос: о героическом сражении в Карин таке 26 января и его отважных жителях мы знаем много. Находясь в столь сложном и опасном положении, люди нашли в себе силы сопротивляться и бороться, на протяжении многих дней мужественно переносили все тяготы вражеской осады. Откуда взялась эта сила, чем она была подпитана?

— Когда началось Движение 1988 г., тогдашнее поколение — и я с уверенностью могу сказать об этом, да и весь Арцах, верили в единство духа нашего народа. Это единство сыграло очень большую роль. И второй фактор, который также сыграл немаловажную роль в нашей победе — это то, что ни одна семья не покинула село. Все население оставалось в Карин таке. А если семья здесь, ни один мужчина не допустит, чтобы турки-азеры вошли в деревню и причинили зло членам его семьи. Это и послужило еще одной основной причиной, что все село превратилось в твердыню и вынесло все тяготы и лишения.

— Известно, что жертвы были и среди мирного населения…

— Да, среди мирных жителей также были погибшие и 26 января, и до, и после этого жестокого боя. Село находилось под постоянным обстрелом. В дневное время невозможно было передвигаться, так как противник тут же замечал любое наше движение. Сельчане выполняли свою работу ночью, в том числе и сельскохозяйственные. Даже свадебные обряды и траурные процессии проводились ночью — во избежание лишних жертв.

— А турки-азеры образумились после сражения или все так же продолжали свои агрессивные действия?

— Конечно, они не отказались от своей тактики и продолжали со своих огневых точек обстреливать село. Но подобных крупных военных операций в отношении села больше не предпринимали.

— А какое настроение царило, имею в виду простых сельчан, после освобождения Шуши?

— После освобождения Шуши часть нашей молодежи, у которой имелось оружие, ушла воевать в разные районы Карабаха, оставшиеся же в селе жители приступили к восстановлению своих домов. До освобождения Шуши в селе не осталось ни одного уцелевшего дома. Все дома, в большей или меньшей степени, были разрушены.

— Фактически, в то время государство не смогло помочь жителям?

— Безусловно, государство было не в состоянии оказать поддержку сельчанам, и каринтакцы добывали стройматериалы из освобожденного Шуши и своими силами восстанавливали свои очаги.

— Расскажите немного о себе. Где вы воевали после освобождения Шуши? Каким был Ваш боевой путь?

— До освобождения Шуши, после гибели Вагаршака Арушаняна, я был командиром сельского отряда самообороны (об этом вы уже знаете). А после освобождения Шуши наш отряд продолжил боевые действия на Лисагорском, Бердадзорском, Лачинском направлениях. То есть я участвовал в боях за открытие коридора между Арменией и Карабахом. Вплоть до Кубатлу мы продвигались довольно успешно. Затем поступил приказ остановиться. После создания регулярной армии наш отряд был включен в состав Шушинского полка, и в составе этого полка мы участвовали во всех сражениях на всез направлениях.

— Вернемся к мирной жизни. Как жители села и лично вы преодолевали трудности послевоенного времени?

— Признаться, послевоенная жизнь села была не такой, какой мы ее представляли и о которой мечтали в начале Движения и во время войны. Но поддержка со стороны государства и спонсоров все же была. Была проведена значительная работа по благоустройству села, восстановлению домов и строительству новых. Благосостояние людей отчасти улучшилось. К числу важных достижений я отношу решение вопроса водоснабжения, сегодня у нас каждый дом обеспечен круглосуточной водой.

— Много ли людей покинуло село из-за трудностей послевоенных лет?

— Нет, из нашего села почти никто не уехал. Кое-кто уезжает на сезонные работы, в основном — в Россию, в их числе и я, но наши семьи живут здесь, и мы не намерены уезжать отсюда. В селе нет работы, а проблем множество, и мы вынуждены уезжать на заработки, чтобы как-то содержать свои семьи.

— Что вы думаете о карабахской проблеме? Будет ли признана НКР или нынешняя ситуация продлится еще долго?

— Я думаю, Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. Хотят того или нет, но Карабах будет самостоятельным государством. И, наконец, народ Карабах сам является хозяином своей судьбы. Карабахцы никогда не покинут родину и не уступят свою землю азербайджанцам. В этом я убежден.

Отметим, что важным событием в своей биографии до начала Движения Артур считает добровольное участие в реставрации церкви Казанчецоц (1982-1989 гг.) в качестве камнетеса (он окончил Ереванский строительный техникум имени А. Таманяна). Тогда он часто задумывался над национальными вопросами и осознал многое. В 1987 г. был в Шуши организатором сбора подписей за воссоединение Карабаха с Арменией, поддерживал связь с подпольной организацией «Крунк». И, быть может, секрет несокрушимого духа каринтакцев следует искать в незыблемых патриотических идеях Артура, Вагаршака и других ребят.

Сусанна БАЛАЯН, «Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: