КАРАБАХСКОЕ ДВИЖЕНИЕ — ЭТО ДЕТИЩЕ АРМЯНСКОГО НАРОДА


…Кремль так и не понял ни исторической, ни демократической сути явления «20 февраля». В Кремле твердили только, что положительное решение проблемы Карабаха выльется в опасный прецедент, который в свою очередь приведет к цепной реакции перекройки границ в стране. А жизнь показала, что прецедентом стало не «20 февраля», а кровавый Сумгаит, безнаказанность которого, по словам Андрея Сахарова, и привела к многочисленным «сумгаитам», а затем и к распаду страны.

Что же касается самого Карабаха, то пора хотя бы спустя тридцать лет понять, наконец, что нет и не может быть никакого прецедента. Ибо не было и нет самой проблемы Карабаха. Была и есть проблема Азербайджана. И даже проблема СССР. Именно день «20 февраля 1988 года» открыл глаза миру. Стало ясно, что Карабах со своими более чем двумястами многовековыми христианскими храмами и церквами (большая часть разрушена властями Азербайджана) никак не мог оказаться в государстве, которого никогда не было в природе. Об этом не я говорю, об этом пишет ученый-историк Е.А.Пахомов, по лекциям которого первые азербайджанские студенты еще в 1923 году проходили историю наспех созданной советской республики. Уже в предисловии автор сборника лекций пишет: «Издавая очерк истории Восточного Закавказья (вот как называлась эта часть Российской империи), занятого ныне (! — З.Б.) Азербайджанской Республикой, нахожу необходимым предпослать несколько слов…»

Как легко догадаться, «Восточное Закавказье» — термин чисто географический, и ничего более. Вот что пишет историк Пахомов на 11-й странице своей монографии: «Название Азербайджан никогда не распространялось на земли севернее Аракса. Только в 1917 году (! — З.Б.) при распаде закавказского комиссариата на Грузию, Армению и Восточное Закавказье возникло предложение (! — З.Б.) основать государство, объединяющее всех так называемых «азербайджанских тюрок». Этому государству было дано «провизорно» (от немецкого — предварительно, временно) название Азербайджан. Название это пришлось оставить — за отсутствием лучшего».

И сегодня, в год тридцатилетнего юбилея Карабахского движения, каждый, кто заполучает международные полномочия заниматься, как принято говорить, урегулированием карабахской проблемы, должен в первую голову уяснить для себя: мы все имеем дело с абсурдом, когда историческую область древней Армении решением партийного, а не государственного органа, возглавляемого палачом многих народов Сталиным, включили в состав еще вчера не существовавшего государства, которому только временно, «провизорно», дали название — «за отсутствием лучшего». Как же можно не учитывать этого?

Нельзя целый народ делать заложником лукавых толкований принципов Хельсинкских соглашений и пресловутых прецедентов. Это опасно не столько для Армении, сколько для всего региона в целом, а стало быть, и для всего мира. Хотим мы того или нет, но вопрос этот придется решить по справедливости. Ибо не только законы, но даже само благоразумие без справедливости и логики ничего не стоит.

…Самое удивительное, что тайну о Карабахе первым раскрыл не кто-нибудь, а тогдашний президент Турции Тургут Озал, который (прошу обратить особое внимание) буквально устроил разнос руководителям Азербайджана только за то, что они организовали «сумгаит» и «баку», навязали армянам войну. Он хорошо знал, что целых семьдесят лет Турция довольно ловко через Баку подпитывала азербайджанское население в Нахиджеване, Нагорном Карабахе и Армянской ССР, обустраивая их в основном в приграничных с Турцией азербайджанских районах, в стратегически важных пунктах, а тут, по мнению Тургута Озала, вдруг вся турецкая стратегия, все старания и все средства пошли коту под хвост. И все потому, что, опять же, по мнению Озала, руководство Азербайджана не рассчитало, что на «сумгаит» и «баку», на варварство и вандализм, на разрушительную войну армяне ответят решительно. И что весь цивилизованный мир поддержит их.

А теперь представим, что было бы с нами, если бы в час распада СССР вся наша приграничная зона, все стратегические дороги и пункты находились под контролем тех, кто способен был организовать чудовищный «сумгаит» и не менее чудовищный «баку». Ведь только, к примеру, в граничащем с Турцией армянском Амасийском районе проживало около девяноста процентов азербайджанцев, считающих себя турками…

Уверен, если бы не Карабахский набат 20 февраля 1988 года, то 25 декабря 1991 года, когда Горбачев подписал последний свой президентский документ о развале Советского Союза, все границы Армении, бесспорно, были бы открыты настежь. Чем бы это кончилось, мы хорошо знаем из трагического опыта 1917-1918 годов. Как знаем и то, что лучший способ предвидеть и упредить беду в будущем — это действенно помнить о прошлом. В том числе и о том, что было ровно тридцать лет назад.

Зорий БАЛАЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: