ЛЕОНИД МАРТИРОСЯН. ФЕВРАЛЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ


На календаре снова февраль, ставший не только для арцахцев, но без преувеличения — для всего армянского народа, месяцем национального возрождения.

Ровно 30 лет назад в этот же день, 13 февраля 1988 года, в Степанакерте на центральной площади Ленина состоялся первый массовый митинг в защиту требования  армянского населения Арцаха о передаче тогдашней Нагорно-Карабахской автономной области из состава Азербайджана в состав Армянской ССР. Можно сказать,  именно в этот день Карабахское движение, которое до этого носило латентный характер, вышло из подполья, во весь голос заявив о себе как о Движении воистину всенародном и подлинно демократическом. Надо сказать, митинг был насколько неожиданным, настолько и ожидаемым, и в этой, на первый взгляд, парадоксальной мысли, нет противоречия.

Объясним. И в первую очередь молодёжи, родившейся уже в независимой Республике Арцах. Старшее же поколение прекрасно помнит, что в советской действительности  массовые выступления граждан в виде митингов, шествий и демонстраций трудящихся могли носить или «антиимпериалистический» характер, или же проходить в дни общегосударственных праздников. Нельзя было даже допустить мысли о публичном выражении народного волеизъявления, идущего вразрез с официальной политикой и позицией советских властей, идеологией ЦК КПСС. Даже при том, что в Конституции СССР содержались общепризнанные положения о свободах и правах граждан, на практике они были жестко регламентированы коммунистическими догмами, совершенно не предусматривавшими свободного проявления vox populi, то есть гласа народа. Невзирая на продекларированные и закрепленные в советских конституциях демократические ценности, в реальности народ был лишен права на свободное выражение своей воли, если это волеизъявление не вписывалось в начертанную властями схему мнимого народовластия. Вот почему состоявшийся 13 февраля 1988-го несанкционированный многотысячный митинг арцахцев, людское море которых выплеснулось на центральную площадь Степанакерта, казался чем-то невероятным и необычным. И необычность эта состояла как раз-таки в том, что по сути своей этот и последующие массовые митинги, отличавшиеся искренностью и пассионарностью, проходили не по указке и с позволения центральных властей, а были подлинно демократическими, выражавшими тот самый глас народа, поднявшегося на борьбу за свои попранные права.

Вместе с тем следует заметить, что в массовых проявлениях народного волеизъявления арцахцев при всей кажущейся их неожиданности была своя закономерность. И закономерность эта восходит к началу 20-го века – ко времени  зарождения карабахского конфликта, когда Нагорный Карабах с его 95-процентным автохтонным армянским населением вопреки воле последнего был включен большевиками в состав Азербайджана. За время пребывания в  Советском Союзе  арцахцы неоднократно – в 40-х, 50-х, 60-х, 70-х годах — поднимали перед центральными органами власти вопрос о переподчинении автономной области Армении, но проблема не только не решалась, но и загонялась вглубь. Невзирая на это, идея о воссоединении с Арменией не умерла, она продолжала в народе  жить. И с первыми признаками либерализации политической жизни в СССР,  появившимися в результате провозглашенной центральными властями «перестройки», арцахцы решили воплотить идею в жизнь. Вот почему современный этап Карабахского движения, который пришелся на конец 80-х, можно считать объективной закономерностью.

В развитии современного этапа Движения также проявился некий парадокс, можно даже сказать, своего рода дуализм. Центральная власть, которая, как показали дальнейшие события, не была готова, да и не желала цивилизованно и справедливо решать проблему, в то же время создала условия для возрождения Карабахского движения. При всех минусах самого Горбачева как человека и государственного деятеля, на совести которого трагические события в Сумгаите и Баку, карательная операция «Кольцо», при всей деформированности его национальной политики, тем не менее, следует признать,  что объективно именно провозглашенная им «перестройка» обусловила  начало современного этапа Карабахского движения.

Увы, союзный центр не то что оказался не готов к подобному развитию событий, он бросил на подавление нашего Движения всю мощь своего государственного репрессивного аппарата. Горбачевский Кремль  не только не предпринимал шагов для противодействия агрессивному азербайджанскому национализму, но впоследствии  составил даже с Азербайджаном преступный антикарабахский тандем. Центральная советская власть, по сути, поощряла азербайджанские власти на новые кровавые акции, не сумев усмотреть в Карабахском движении подлинный демократизм, и тем самым расписалась в своей несостоятельности. Уже тогда многим здравомыслящим людям стало понятно, что советская власть агонизирует, что она доживает свои последние дни, что и подтвердил декабрь 1991-го, когда подписанием Беловежского соглашения была поставлена окончательная точка в истории СССР.

Сегодня Республика Арцах – свободное демократическое государство, твердо вставшее на путь независимости и уверенно смотрящее в будущее. Однако выстраивая перспективы своего развития, нам следует всегда помнить о бурных днях февраля 88-го, с которого начался отсчет нового времени в современной истории Арцаха. Февральские митинги стали предтечей нашей независимости, положили начало нашему возрождению. И не случайно площадь Ленина, на которой произошел важнейший перелом в сознании и психологии арцахцев, в истории древнейшего Арцаха, сегодня называется площадью Возрождения.

…А ровно через неделю, 20 февраля, состоялась историческая сессия областного Совета народных депутатов, юридически оформившая волю арцахцев.

Леонид МАРТИРОСЯН, главный редактор газеты «Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: