МАРИНА ГРИГОРЯН: АРЦАХ: 30 ЛЕТ — И ВЕЧНОСТЬ ВПЕРЕДИ


Поразительные чувства охватывают тебя практически сразу, как пересекаешь условную границу двух армянских государств. Легендарная, уже потускневшая, но по-прежнему волнующая и такая родная табличка «Свободный Арцах приветствует вас» сменилась на новой автодороге другой, столь же символической: «Добро пожаловать в Арцах!» Этот удивительный край обладает неповторимым свойством заряжать человека новой, абсолютно позитивной энергией. Делать его сильнее и устойчивее к злу и внушить уверенность в победе добра. Подарить совершенно уникальные ощущения того, что ты стал чище и выше. Наделить способностью верить в невозможное и мечтать о полете, а закрыв глаза — и воспарить над землей в мистическом ущелье Унот в Шуши. 

В АРЦАХЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ ПЕРЕСТАЕШЬ УДИВЛЯТЬСЯ, даже если бывал здесь десятки раз. Ты словно попадаешь в идиллию, при этом не впадая в иллюзии и трезво отдавая себе отчет в том, что здесь, увы, конечно же, не все идеально. Но это «не все идеально» касается исключительно земного, прагматического, повседневного. Того, что никоим образом не определяет сути и глубинного таинства этой до боли родной армянской земли. Арцах — это тот кусочек космического счастья, который  подарил нам Господь. Кусочек Армении — столь же особый и уникальный, как вся наша Родина. Последние 30 героических — без всякого преувеличения — лет ежедневной и ежеминутной борьбы и преодоления, потерь и обретений, боли и ужаса, надежды и постоянного напряжения душевных и физических сил, жизни на краю смертельной опасности, но и стремления идти вперед по вечному армянскому пути сделали Арцах особенным не только для Армении, но и для всей современной и христианской цивилизации, пусть даже не всегда это осознающей.

30 лет исполнится совсем скоро Движению и Борьбе, перевернувших историю и ворвавшихся в судьбы сразу нескольких поколений. Охвативший нас в те уже далекие времена вихрь вместил в себя столько событий и потрясений, что сегодня уже невозможно понять — как мы все это перенесли и не сломились. Этот вихрь явственно, до физического ощущается в Арцахе, отражаясь в первую очередь в глазах живущих здесь людей, в их отношении к своей земле, в способности воспринимать жизнь легко и беззаботно, но вмиг становиться одним кулаком, когда грозит смертельная опасность. Они научились жить не только с осознанием постоянной угрозы, на грани войны и мира, но и преодолевать это ощущение, понимая, что лучший способ противостоять ей — двигаться вперед и становиться крепче, добрее, сильнее.   

В Арцахе так много символического, что каждый раз открываешь для себя что-то новое, не замеченное ранее. В этот раз для меня стало открытием самое что ни на есть обыденное, внезапно оказавшееся столь значимым. В самом центре Степанакерта, как и в любом городе мира, есть указатель улиц. Но этот вдруг ударил — в самое сердце: по одну сторону идет улица 28 Февраля, другая стрелка показывает на площадь Возрождения. Вот вам и все эти 30 невообразимых лет: от геноцида в Сумгаите до возрождения Арцаха. Где-нибудь в многоликом и многообразном мире есть ТАКАЯ глубокая символика? Не знаю…

ЕЩЕ ЗДЕСЬ ПОРАЗИТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ СОЧЕТАЮТСЯ СКРОМНОСТЬ И величие, буничность и героизм, преклонение и достоинство. Эти чувства буквально витают в воздухе — в неброской елке перед президентским дворцом, вокруг которой бегают детишки, и в наряженной рядом, в парке, натуральной красавице-сосне. В уютных новостройках — специально для Воинов, и в ветхих, но аккуратно подлатанных старых домах и зданиях. В идеальной чистоте Степанакерта, которой мы, ереванцы, не перестаем завидовать. В окружающих Арцах горах, по другую сторону которых — остающаяся в неволе часть армянской земли. В отношении к людям в военной форме — они здесь боги, — но и в их отношении к «простым» людям». В полном отсутствии помпезности во всем — и вечно стремящихся ввысь куполах великолепных в своем аскетизме арцахских храмов. В непреходящем обаянии Шуши, что раскинулся на высоком склоне, словно парящий в небе орел — надежный страж Арцаха. В полном слиянии души народа с землей и природой Родины, свобода которой досталась и достается столь дорогой ценой. В решимости идти по этому пути и впредь, несмотря ни на что, и гордо нести свой Крест — не только армянский.

После трагически-рубежного 2016-го с его Апрелем уходящий год выдался для Арцаха относительно спокойным, но насыщенным сложной и благородной работой по укреплению границ, которая для всего армянства стала вопросом жизни и смерти. Диверсиям практически положен конец, сообщений о потерях в результате выстрелов снайперов-убийц тоже стало неизмеримо меньше. Остались без ответа вопросы о том, почему этого не делалось раньше и почему никто из тех, кто был виновен, не наказан. Мы научились жить с этими вопросами, понимая, что, как и всегда, надо становиться сильнее не благодаря чему-то, а вопреки.

ВСЯ ИСТОРИЯ АРЦАХСКОГО ДВИЖЕНИЯ — ЭТО ГИМН ТОМУ, что способен сделать народ-герой вопреки всему. И побеждать. И продолжать четко чеканить свой шаг в вечности — назло врагу и тому, что принято называть «непреодолимыми препятствиями». За 30 лет мы обрели к ним иммунитет, потому что иначе просто невозможно. Иначе — смерть и уход с арены истории. Но такая альтернатива — не для Армении и не для армян. И это есть констатация фактов и реалий этих 30 лет — без  кичливости и пафоса. Просто так оно и есть: «Это Армения — и точка! 

… Предновогодний Арцах жил своей беспокойно-спокойной жизнью, полной надежды и уверенности в своих силах и своей абсолютной правоте. Небо было таким ясным, словно на дворе не мрачный декабрь, а ласковый апрель. Солнце светило ярко, обещая скорую весну. Она и правда уже не за горами, она наступает всегда, несмотря на все неласковые армянские апрели. Она, весна Возрождения, наступила почти 30 лет назад — и с тех пор не покидает благословенную землю. И не покинет, потому что мы здесь живем и созидаем — и будем жить. Мы и наш Арцах.

МАРИНА ГРИГОРЯН

«Голос Армении»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: