«МЕНЯ ПРОВОЖАЛИ С ФАКЕЛАМИ»


Рузанну Авакян многие читатели «АА» знают по нашим многочисленным публикациям на тему сумгаитских событий. Но мало кто знает ее как активного общественного деятеля, приверженца Карабахского движения. Рузанна и ее семья чудом спаслись от резни в Сумгаите. Что было дальше?

 — Мы, 10 молодых людей из Сумгаита, решили добраться до Москвы, встретиться с Горбачевым и рассказать, что на самом деле произошло в Сумгаите. До бакинского аэропорта, по приказу генерала Краева, нас  сопровождали военные. 8 марта 1988 года мы вылетели в Москву. К сожалению, Горбачев нас не принял, принял член Политбюро Яковлев. Мы, перебивая друг друга, стали рассказывать о зверствах, бесчинствах, имевших место в Сумгаите, в ответ он произнес: панику не разводите, военные опоздали всего на три часа, мы только можем вам предложить выехать в Рязанскую область в село Путятино. Естественно, мы отказались и в полном разочаровании вылетели в Армению. В Ереване шли митинги в поддержку карабахцев, и мы присоединились к ним, вернее, к молодым людям, объявившим сидячую забастовку.

Напомним, студенты Армении объявили сидячую забастовку из-за того, что Верховный Совет Армении не ответил на обращение Совета народных депутатов НКАО от 20 февраля о воссоединении области с Армянской ССР. 15 июня 1988 года должна была состояться сессия Верховного Совета, студенты начали сидячую забастовку на Театральной площади в Ереване с требованием обсудить обращение Совета народных депутатов НКАО и дать положительный ответ.

— Я даже свое 20-летие встретила на этой площади, помню, как меня там поздравляли и дарили цветы, вся площадь была украшена цветами. Митингующие требовали от своих депутатов принять решение в поддержку требования жителей Карабаха о воссоединении с Арменией. 1 июня, придя на площадь, вновь на сидячую забастовку, мы увидели молодых ребят, которые объявили голодовку. Это был известный деятель Шант Арутюнян со своими единомышленниками. Они поставили ультиматум тогдашнему первому секретарю ЦК Компартии Армении Сурену Арутюняну, потребовали не давить на народных депутатов во время сессии и обеспечить свободное голосование. В случае отказа выполнить ультиматум голодающие грозились осуществить акт самосожжения прямо на площади. Когда я увидела самоотверженные лица этих ребят, полных решимости идти до конца, во мне как будто что-то перевернулось, что-то подтолкнуло меня сесть рядом с ними и тоже объявить голодовку, не знаю, может, это был юношеский максимализм. После 6 дней голодовки к нам пришел первый секретарь ЦК Компартии Армении Сурен Арутюнян. Он долго говорил с Шантом, по-моему, попросил его уговорить меня отказаться от этой затеи. Ребята стали уговаривать меня, но у меня ведь корни карабахские, я была неумолима. Арутюнян поспешил еще раз подтвердить свое обещание, обсудить вопрос на сессии. Меня очень долго уговаривали, я уступила с условием, что, если нас обманут, я вновь объявлю голодовку. Меня провожали с факелами и патриотическими песнями.

Вот так началась для меня новая эпоха, дружба с Комитетом «Карабах» и со всеми, кто начинал Движение. Затем произошли драматические события в Звартноце. В тот день мне пришлось помогать и ребятам, и милиции, садилась в автобус и выезжала вместе с туристами, как гарант их безопасности. Потом я приехала к родителям в Арцах, но поддерживала тесную связь с Комитетом «Карабах», через Хачика Стамболцяна. Из Армении присылали посылки для беженцев, с утра и до поздней ночи я раздавала эту помощь обездоленным и испуганным людям.

Затем я вышла замуж, у меня родился сын, и я как-то ушла от политики, хотя постоянно боролась за права проживающих в общежитии беженцев. В гражданское общество вернулась в 2007 году.

— Рузанна, Вы являетесь представителем общественной организации беженцев НКР в Степанакерте. Я знаю также, что Вы ведете официальную статистику по беженцам. Сколько беженцев из Азербайджана на данный момент проживает в Арцахе?

— На сегодняшний день у нас 30 тысяч беженцев, но, к сожалению, карабахских беженцев практически не считают таковыми. Азербайджан до сих пор, а прошло уже более 30 лет, не признал своей политико-правовой ответственности по отношению к грубо попранным правам своих бывших граждан, не взял на себя абсолютно никакой вины за содеянное. Наоборот, он манипулирует собственными беженцами, спекулирует ими, с каждым годом все больше и больше раздувает число своих беженцев и получает за них как международные политические дивиденды, так и огромные деньги, в то время как об армянских беженцах нет ни слова.

— По словам председателя общественной организации беженцев НКР Саро Сарьяна, самой главной проблемой беженцев является отсутствие у них международного статуса. Что Вы скажете на это?

— Беженцы Нагорного Карабаха лишены статуса, которым наделены беженцы в Азербайджане, что в свою очередь лишает данную категорию населения НКР, с лихвой испытавшую на себе все ужасы, тяготы и лишения войны, возможности получать международную помощь. Беженцы критикуют позицию международного сообщества. У нас нет международного статуса беженца, так как наше государство не признано международным сообществом. Наша организация много раз обращалась в разные международные инстанции для предоставления беженцам из Азербайджана в Нагорном Карабахе международного статуса, но нас игнорируют. Наши беженцы имеют такие же права, как все в мире. Я считаю это большим ущемлением наших прав со стороны международного сообщества, и за это ответственность несет и ООН, и Минская группа ОБСЕ.

— Рузанна, по каким вопросам обычно к Вам обращаются беженцы? Что еще Вам удалось сделать для этой категории населения за более чем 10 лет?

— Чаще всего обращаются беженцы, которые до сих пор проживают на съемных квартирах: это и вопрос компенсации арендной платы за жилье, и квартирный вопрос, обращаются также за гуманитарной и финансовой помощью. Ведь не секрет, что многим беженцам живется очень трудно. Все еще актуален вопрос трудоустройства, сказывается языковой барьер. Конечно, в меру наших возможностей мы стараемся помочь, но если честно, то это капля в море.

В 2014 году силами наших местных музыкальных групп я организовала концерты, выручка от которых была передана родителям детей, которые нуждаются в лечении за рубежом. Создала музыкальную детскую группу «Ирикнак» для детей из неполных семей. По мере своих возможностей помогаю беженцам в решении жилищных вопросов. Например, ко мне обратился беженец, у которого сын инвалид с детства, и жили они в подвальном помещении, я собрала все необходимые документы и пошла на прием к премьер-министру. Так был решен жилищный вопрос этого человека, удалось добиться также помощи для 17 семей.

В сентябре 2014 года я приняла участие в конференции «Армянские женщины на перекрестке войны и мира», где, в частности, подняла вопрос о женщинах-беженках, которые прошли тяжкие испытания  — депортацию и войну, и их душевные  раны не вылечат ни время, ни психологические тренинги.

В заключение добавим, что до сих пор Рузанна с двумя сыновьями и матерью проживает в общежитии без элементарных бытовых условий. И еще, недавно председатель общественной организации «Материнство» Асмик Микаелян наградила Рузанну Авакян медалью «Материнская благодарность за службу на благо Арцаха». Поздравляем Вас, Рузанна, пусть это будет маленьким утешением в вашей трудной судьбе.

Эвика БАБАЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: