«МОЕ ПОКОЛЕНИЕ НЕ ОШИБЛОСЬ, ИЗБРАВ ПУТЬ НЕЗАВИСИМОСТИ»


Arushanyan 240816В связи с 25-летием провозглашения НКР мы побеседовали с членом правления Комитета «Крунк», в 1988-1990 гг. председателем Совета директоров, в 1992 г. — заместителем председателя Государственного комитета обороны НКР,  1992-1995 гг. — первым заместителем председателя Совета министров НКР, депутатом Верховного Совета НКР (НС) первого и второго созывов, ныне председателем Совета гражданской службы НКР Борисом АРУШАНЯНОМ.

 — Господин Арушанян, в нынешнем году мы отмечаем 25-летие провозглашения НКР. Что значит этот праздник для Вас? С какой концепцией Ваше поколение начало путь независимости?

— 25-летие провозглашения нашей республики для меня, пожалуй, как и для каждого карабахца, является одним из важнейших праздников истории Арцаха. В ситуации, сложившейся в результате драматических событий весной и летом 1991 года (речь о военной операции «Кольцо», неудавшейся попытке государственного переворота в СССР и дальнейших событиях), Азербайджан заявил о выходе из состава Союза. Так как Армения, пытаясь избежать широкомасштабной войны, международного давления и изоляции, не хотела продолжать процесс воссоединения, нам ничего другого не оставалось, как принять Декларацию о независимости. Промедление рассматривалось бы как сигнал к присоединению  к процессу независимости Азербайджана. Мы осознавали, что широкомасштабная война неизбежна, но другого выхода не было. Нельзя было терять время, необходимо было обеспечить полноценную деятельность законодательного, исполнительного органов и противостоять врагу, который готовился к широкомасштабным военным действиям. Сегодня может показаться удивительным, но наше поколение было уверено в своих силах, мы верили, что любое развитие событий завершится нашей победой.

— Карабахское движение началось с идеи воссоединения с Арменией. Однако потом события приняли иной оборот. Армения по сей день не признала независимость НКР. Считаете ли Вы возможным воссоединение двух армянских республик в будущем?

— Движение началось с мечты о воссоединении, однако события 1988-1991 гг., как я отметил выше, заставили изменить наш путь. По-моему, не исключая варианта дальнейшего воссоединения, Армения должна была признать нашу независимость, поскольку войны все равно не удалось бы избежать.

Нельзя было упускать подходящий момент. В дальнейшем также были такие моменты, например, в мае 1994 года, в августе 2008 года и 2 апреля нынешнего года. Состояние «ни войны, ни мира» крайне опасно для нашей республики. Инициатива всегда в руках нашего противника, он может маневрировать, прибегать к хитрым уловкам, новым ловушкам, используя свое благоприятное геополитическое положение, финансовые ресурсы, открытую поддержку Турции и заинтересованность России в сближении с Азербайджаном. Для нашего же народа столь длительная неопределенность дает повод для распространения слухов об односторонних уступках, сдаче земель, что совсем не способствует стабилизации морально-психологической атмосферы в двух наших республиках, стимулированию экономики страны. Такая ситуация на руку только сверхдержавам, у которых разные интересы в регионе.

В будущем я считаю возможным воссоединение с РА  с условием, что Республика Арцах сохранит свое самоуправление. Это моя личная точка зрения. Не надо забывать уроки истории, когда в начале прошлого века в 1918-1920 гг. под давлением Запада и других обстоятельств Республика Армения ослабила свои позиции в Арцахе, а наш Национальный совет не пришел к согласию с Азербайджаном.

— После провозглашения НКР Вы занимали разные ответственные посты. Достижения каких лет независимости Вы бы особенно выделили? Бросая ретроспективный взгляд, на какие этапы Вы бы разделили пройденный нашим государством путь?

— Первое и самое важное наше достижение — это наш грамотный подход к  государственному строительству, в том числе к созданию Армии обороны. Отмечу один интересный факт: осенью 1992 года, когда только был создан Комитет сил самообороны, Ашот Мелик-Шахназарян, который работал в Министерстве иностранных дел РА и постоянно поддерживал с нами связь, посоветовал нам назвать его Армией обороны НКР. Предложение было тут же принято нашим руководством, и по сей день наша армия так и называется, давая арцахцам множество поводов для гордости. Не менее важным достижением считаю обеспечение трех главных условий существования нашего народа — вера в собственные силы и государство, укрепление обороноспособности и социально-экономическое развитие. Пройденный путь можно разделить на следующие этапы: 1988-1991 гг. — этап митинговой борьбы и последовавших  за ней карательных акций Азербайджана, 1992-1994 гг. — широкомасштабная война и этап медленного послевоенного развития с мая 1994 г. по 2 апреля текущего года. В первые дни апреля началась новая война, опровергнув утверждения многих политологов о том, что Азербайджан никогда не осмелится развязать новую войну, и что если он прибегнет к такому шагу, международное сообщество осудит это, а РА незамедлительно признает независимость Арцаха. Их прогнозы не оправдались, более того, в настоящее время начался новый этап российско-турецкого сближения. По-моему, сложилась новая не очень благоприятная для нас ситуация. Какими будут последствия развития событий, покажет время.

— Какую ошибку Вы считаете самой большой за годы независимости?

— Я бы отметил несколько ошибок, которые особенно были недопустимы. Первое — это поляризация общества, что является следствием неправильной социально-экономической политики в первое десятилетие независимости, что и положило начало формированию атмосферы несправедливости. Второе — это не очень эффективное использование потенциала диаспоры и  как следствие — низкие темпы заселения и социально-экономического развития. Ошибочным считаю также заключение в 1994 году соглашения о прекращении огня без политических уступок со стороны Азербайджана. Мы обязаны были навязать противнику условия, но этого не было сделано. Не хотелось бы подробно останавливаться на этом, так как об этом я говорил много раз. Хотелось бы заострить внимание на одном, на первый взгляд, не очень важном факте. В годы войны по примеру Израиля мы отказались удостаивать каких-либо государственных наград представителей руководящего состава, полагая, что в таких условиях весь народ Арцаха достоин самой большой награды. Кроме того, это было сделано для того, чтобы избежать возможного недовольства. Однако весной 1997 года эта внутренняя договоренность была нарушена, и начался период награждения медалями, орденами, присвоения званий. Здесь не была установлена приемлемая система критериев, и был нарушен принцип справедливости.

— Не относите ли Вы к числу ошибок и вытеснение Карабаха из переговорного процесса?

— Конечно, это было большой ошибкой, следствием превратных представлений. В процессе урегулирования конфликта Армения и Арцах должны были выступать как отдельные единицы. Более того, любой вариант решения проблемы, прежде всего, должен быть представлен арцахской стороне. После апрельской войны сложился подходящий фон, и в результате жесткой позиции РА, а именно отказа от переговоров, наверняка можно было бы вернуть наше утраченное место за столом переговоров.

— Как Вы думаете, какова на сегодня наша главная задача?

— Наша самая главная на сегодня задача — это укрепление государства. А это возможно только путем эффективного использования потенциала всего армянства.


Понравилась запись? Расскажите друзьям: