МЫ ПОМНИМ И ЛЮБИМ ГАЛИНУ СТАРОВОЙТОВУ


Сре­ди дру­зей ар­мян­ско­го на­ро­да осо­бое ме­с­то за­ни­ма­ет учё­ный, по­ли­тик и пра­во­за­щит­ник Га­ли­на Ста­ро­вой­то­ва (17 мая 1946 — 20 но­я­б­ря 1998). Она бы­ла с ар­мя­на­ми в са­мый тя­жё­лый пе­ри­од: со­пе­ре­жи­ва­ла во вре­мя зем­ле­тря­се­ния, под­дер­жи­ва­ла спра­вед­ли­вую борь­бу На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха за сво­бо­ду и не­за­ви­си­мость, от­ста­и­ва­ла ин­те­ре­сы Ар­ме­нии и Ар­ца­ха.
Я по­мню её стра­ст­ные вы­ступ­ле­ния на мно­го­ты­сяч­ных ми­тин­гах в Ере­ва­не в 1988 — 1989 го­дах. Ар­мя­не очень теп­ло при­ня­ли и по­лю­би­ли её. По­это­му бы­ло не­уди­ви­тель­но, что за Ста­ро­вой­то­ву в 1989 го­ду на вы­бо­рах в на­род­ные де­пу­та­ты СССР от Ар­ме­нии про­го­ло­со­ва­ло бо­лее 75 % из­би­ра­те­лей. И она с че­с­тью ис­пол­ня­ла свои обя­зан­но­с­ти в 1989 — 1991 го­дах. Не за­бы­ва­ла она про ин­те­ре­сы ар­мян и бу­ду­чи на­род­ным де­пу­та­том РСФСР (1990 — 1993), и де­пу­та­том Гос­ду­мы РФ (1993 — 1998). Ста­ро­вой­то­ва бы­ла пре­крас­ным ора­то­ром, очень эру­ди­ро­ван­ной жен­щи­ной, ве­ли­ко­леп­но от­ста­и­ва­ю­щей свои взгля­ды и уме­ю­щей убеж­дать ок­ру­жа­ю­щих. Но са­мое глав­ное — Га­ли­на Ва­си­ль­ев­на бы­ла до­б­рым, за­бот­ли­вым и ду­шев­ным че­ло­ве­ком. Од­наж­ды мне по­сча­ст­ли­ви­лось по­зна­ко­мить­ся с ней. Я ока­зал­ся ря­дом со Ста­ро­вой­то­вой в 1997 го­ду на от­кры­тии в Моск­ве в скве­ре у Ни­кит­ских во­рот па­мят­ни­ка «Бла­го­сло­вен­на в ве­ках друж­ба на­ро­дов Рос­сии и Ар­ме­нии» («Еди­ный крест»). Прав­да, жаль, что уда­лось об­мол­вить­ся с ней толь­ко па­рой фраз. Она бы­ла на­ра­с­хват у со­брав­ших­ся ар­мян. Каж­до­му хо­те­лось по­об­щать­ся с ней. По­мню, что это бы­ло ей при­ят­но. На её оба­я­тель­ном ли­це бы­ла ра­до­ст­ная улыб­ка. Я хо­чу рас­ска­зать об од­ном эпи­зо­де из жиз­ни Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой, по­ка­зы­ва­ю­щем, ка­кой уди­ви­тель­ной и за­ме­ча­тель­ной жен­щи­ной она бы­ла. Об этом слу­чае ни­кто не зна­ет. Меж­ду тем, он очень по­ка­за­те­лен. Рад, что мо­гу по­ве­дать о нём чи­та­те­лям. В Моск­ве в 1990 — 2004 го­дах жи­ла оди­но­кая, ста­рая, боль­ная, по­лу­сле­пая жен­щи­на — Эм­ма Ле­во­нов­на Ца­ту­ро­ва. Она, как и де­сят­ки ты­сяч ар­мян, в ян­ва­ре 1990 го­да в ре­зуль­та­те по­гро­мов бы­ла вы­нуж­де­на бе­жать из сво­е­го род­но­го го­ро­да Ба­ку. В про­шлом она бы­ла из­ве­ст­ным в сто­ли­це Азер­бай­д­жа­на па­то­ло­го­а­на­то­мом. Там она бы­ла со­сед­кой мо­их род­ст­вен­ни­ков. В Моск­ве че­рез них я по­зна­ко­мил­ся с ней. Эм­ма Ле­во­нов­на бы­ла очень ми­лой жен­щи­ной, и я ча­с­то на­ве­щал её, ста­рал­ся чем-то по­мочь. В ре­зуль­та­те упор­ных уси­лий ей вы­де­ли­ли для жи­лья под­соб­ное по­ме­ще­ние на Твер­ской ули­це. Это бы­ла ком­на­та, где рань­ше двор­ни­ки хра­ни­ли свой ин­вен­тарь. Ус­ло­вия, ко­неч­но, бы­ли не­важ­ные, но она и это­му бы­ла ра­да. Но в 1998 го­ду ме­ст­ный ЖЭК ре­шил вы­ста­вить её из этой ла­чу­ги. Хо­ро­шо, что об этом на­пи­са­ли в ка­кой-то га­зе­те, и Ста­ро­вой­то­ва, ко­то­рая в то вре­мя бы­ла де­пу­та­том Го­су­дар­ст­вен­ной Ду­мы, про­чла эту ста­тью. И вот как-то вес­ной 1998 го­да я при­хо­жу к Эм­ме Ле­во­нов­не и ви­жу, что она си­дит за сто­лом и пла­чет. А пе­ред ней ле­жит боль­шой бу­тер­б­род с чёр­ной ик­рой. Я стал вы­яс­нять, в чём де­ло. Ока­за­лось, что пла­ка­ла она от ра­до­с­ти и удив­ле­ния. Она ска­за­ла, жаль, что я не при­шёл на пол­ча­са рань­ше. И рас­ска­за­ла, что толь­ко что у неё бы­ла Ста­ро­вой­то­ва. Ока­зы­ва­ет­ся, уз­нав о тя­жё­лом по­ло­же­нии Ца­ту­ро­вой, она не ос­та­лась рав­но­душ­ной и близ­ко к серд­цу при­ня­ла бе­ду не­зна­ко­мой ей ар­мян­ской ста­руш­ки. Ос­та­вив все го­су­дар­ст­вен­ные де­ла, Ста­ро­вой­то­ва от­пра­ви­лась к пред­се­да­те­лю ЖЭК и по­тре­бо­ва­ла, чтоб её не сме­ли вы­се­лять. А за­тем она за­шла к Эм­ме Ле­во­нов­не. Та, ко­неч­но, бы­ла вне се­бя от ра­до­с­ти. Так вот, Га­ли­на Ва­си­ль­ев­на со­об­щи­ла ей, что те­перь она мо­жет быть спо­кой­на. При­чём она при­шла не с пу­с­ты­ми ру­ка­ми. Не­сча­ст­ной ба­буш­ке Ста­ро­вой­то­ва при­нес­ла при­лич­ную сум­му де­нег из сво­е­го кар­ма­на, а так­же сум­ку с про­дук­та­ми и да­же круп­ный бу­тер­б­род с чёр­ной ик­рой из бу­фе­та Гос­ду­мы. Об этом слу­чае ни­где не пи­са­лось, ни­кто это­го не знал. Всё бы­ло сде­ла­но аб­со­лют­но бес­ко­ры­ст­но, по зо­ву ду­ши. Про­сто ду­ша у Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой бы­ла та­кая свет­лая. На­вер­ня­ка, она по­мо­га­ла и дру­гим нуж­да­ю­щим­ся в под­держ­ке и за­щи­те лю­дям. Ког­да Эм­ма Ле­во­нов­на ска­за­ла Га­ли­не Ва­си­ль­ев­не, что она очень бла­го­дар­на ей за ту боль­шую по­мощь, ко­то­рую она ока­зы­ва­ет ар­мя­нам, она от­ве­ти­ла ей: «Да, по­мо­га­ла и все­гда бу­ду по­мо­гать». А спу­с­тя не­сколь­ко ме­ся­цев 20 но­я­б­ря 1998 го­да Ста­ро­вой­то­ву за­ст­ре­ли­ли. Для Эм­мы Ле­во­нов­ны это бы­ла на­сто­я­щая тра­ге­дия. Она дол­го пла­ка­ла и силь­но пе­ре­жи­ва­ла. Вско­ре по­сле под­ло­го убий­ст­ва Ста­ро­вой­то­вой, ког­да за­щи­тить её бы­ло уже не­ко­му, ЖЭК всё же до­бил­ся вы­се­ле­ния Ца­ту­ро­вой из её ком­на­туш­ки в цен­т­ре го­ро­да на Твер­ской. Хо­ро­шо, что хоть че­рез суд ей вы­де­ли­ли на ок­ра­и­не Моск­вы в Вос­тря­ко­во ком­на­ту в ком­му­нал­ке в ста­ром до­ме, ко­то­рый на­ме­чал­ся под снос. Жиль­цов уже пе­ре­се­ли­ли в но­вые до­ма, а пу­с­ту­ю­щий дом за­се­ли­ли ба­кин­ски­ми бе­жен­ца­ми. Там и про­жи­ла она до са­мой смер­ти в 2004 го­ду. И каж­дый раз при встре­че со мной вспо­ми­на­ла тёп­лы­ми сло­ва­ми Га­ли­ну Ста­ро­вой­то­ву. Бла­го­дар­ные рос­си­я­не и ар­мя­не по­мнят и чтут имя Ста­ро­вой­то­вой. Каж­дый год 17 мая в её род­ном го­ро­де Пе­тер­бур­ге от­ме­ча­ют день её рож­де­ния. Лю­ди со­би­ра­ют­ся на мо­ги­ле Га­ли­ны Ва­си­ль­ев­ны, вы­сту­па­ют с ре­ча­ми и вос­по­ми­на­ни­я­ми о ней. Эти ак­ции па­мя­ти ор­га­ни­зу­ет её се­с­т­ра Оль­га Ва­си­ль­ев­на. В ию­ле 2016 го­да, бу­ду­чи в Санкт-Пе­тер­бур­ге, я по­се­тил ме­с­та, свя­зан­ные с па­мя­тью Ста­ро­вой­то­вой. Ду­маю, что чи­та­те­лям бу­дет ин­те­рес­но уз­нать о них. По­хо­ро­не­на Га­ли­на Ста­ро­вой­то­ва на Ни­коль­ском клад­би­ще Алек­сан­д­ро-Нев­ской Ла­в­ры. Кста­ти, спра­ва от её мо­ги­лы на­хо­дит­ся мо­ги­ла быв­ше­го мэ­ра Санкт-Пе­тер­бур­га Ана­то­лия Соб­ча­ка. На­пом­ню, что его имя впер­вые про­зву­ча­ло в 1989 го­ду на Съез­де на­род­ных де­пу­та­тов СССР при вы­бо­рах в Вер­хов­ный Со­вет СССР. Азер­бай­д­жан­ская де­ле­га­ция от­ка­зы­ва­лась пред­став­лять ме­с­то от На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха ар­мян­ско­му пред­ста­ви­те­лю. И тог­да Ана­то­лий Соб­чак пред­ло­жил своё ме­с­то в Вер­хов­ном Со­ве­те ус­ту­пить ар­мя­ни­ну. В 2004 го­ду на до­ме ¹ 91 по на­бе­реж­ной ка­на­ла Гри­бо­е­до­ва, где с 1994 жи­ла и 20 но­я­б­ря 1998 го­да бы­ла за­ст­ре­ле­на Га­ли­на Ста­ро­вой­то­ва, бы­ла от­кры­та ме­мо­ри­аль­ная до­с­ка в её честь. Её ав­то­ра­ми яв­ля­ют­ся скульп­тор Гри­го­рий Яс­тре­бе­нец­кий и ар­хи­тек­то­ры Все­во­лод Мель­ни­ков и Та­ть­я­на Ми­ло­ра­до­вич. В день ше­с­ти­де­ся­ти­ле­тия Ста­ро­вой­то­вой 17 мая 2006 го­да на Су­во­ров­ском про­спек­те на уг­лу ули­цы Мо­и­се­ен­ко со­сто­я­лось от­кры­тие па­мят­ни­ка Га­ли­не Ста­ро­вой­то­вой в скве­ре, на­зван­ном её име­нем. Ав­то­ры па­мят­ни­ка те же, что и её ме­мо­ри­аль­ной до­с­ки — скульп­тор Гри­го­рий Яс­тре­бе­нец­кий и ар­хи­тек­тор Та­ть­я­на Ми­ло­ра­до­вич плюс ар­хи­тек­тор Вла­ди­мир Ва­силь­ков­ский. Па­мят­ник пред­став­ля­ет со­бой че­ты­рёх­гран­ный столб с ба­ре­ль­еф­ным пор­т­ре­том Ста­ро­вой­то­вой. Вско­ре по­сле убий­ст­ва Ста­ро­вой­то­вой по­яви­лись пред­ло­же­ния о со­зда­нии му­зея в её пи­тер­ской де­пу­тат­ской при­ём­ной. И в 1999 го­ду там был ор­га­ни­зо­ван Му­зей Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой. Этот ка­би­нет-му­зей на­хо­дит­ся в ле­вом кры­ле тре­ть­е­го эта­жа до­ма ¹ 35 по Боль­шой Мор­ской ули­це. Му­зей ра­бо­та­ет по сре­дам и суб­бо­там с 12-00 до 16-00. К со­жа­ле­нию, в 2016 го­ду му­зей был ог­раб­лен. Бы­ли по­хи­ще­ны ком­пью­тер, а так­же лич­ные ве­щи Га­ли­ны Ва­си­ль­ев­ны — ча­си­ки, коль­цо и зо­ло­той на­тель­ный крест. Вот что по это­му по­во­ду ска­за­ла ру­ко­во­ди­тель Фон­да Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой, её се­с­т­ра Оль­га Ста­ро­вой­то­ва. «Се­бе­с­то­и­мость это­го кре­с­та не­ве­ли­ка, но на са­мом де­ле он яв­ля­ет­ся бес­цен­ным — его по­да­рил Га­ли­не Ста­ро­вой­то­вой Ка­то­ли­кос Всех Ар­мян Ваз­ген Пер­вый. Это очень боль­шая ут­ра­та, по­то­му что Ваз­ген Пер­вый для ар­мян — осо­бый че­ло­век, они чтят его поч­ти как свя­то­го. То­го кре­с­та нам не вер­нуть, но вдруг у ко­го-ни­будь из на­шей ар­мян­ской об­щи­ны есть та­кой же по фор­ме кре­с­тик — мы бы­ли бы сча­ст­ли­вы по­ло­жить его на ме­с­то про­пав­ше­го. Ка­кой-то урод по­ль­стил­ся на 5 грам­мов зо­ло­та, не по­ни­мая цен­но­с­ти этой ве­щи». В 2004 го­ду пи­тер­скую шко­лу ¹ 397, ко­то­рую в 1964 го­ду окон­чи­ла Га­ли­на Ва­си­ль­ев­на, пе­ре­име­но­ва­ли в гим­на­зию ¹ 397 и при­сво­и­ли имя Ста­ро­вой­то­вой. Имя боль­шо­го дру­га ар­мян­ско­го на­ро­да уве­ко­ве­чи­ли и в сто­ли­цах Ар­ме­нии, и Ар­ца­ха. Име­нем Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой бы­ла на­зва­на сред­няя об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ная шко­ла ¹ 177 в Ере­ва­не в ми­к­ро­рай­о­не Ча­ренц. А в Сте­па­на­кер­те од­на из улиц но­сит имя Га­ли­ны Ста­ро­вой­то­вой. Хо­чет­ся на­де­ять­ся, что имя за­ме­ча­тель­ной жен­щи­ны и вы­да­ю­ще­го­ся рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­вен­но­го де­я­те­ля на­всег­да со­хра­нит­ся в па­мя­ти бла­го­дар­ных по­том­ков. Всей сво­ей яр­кой жиз­нью и та­лант­ли­вой де­я­тель­но­с­тью она за­слу­жи­ла это. 

 

 

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям: