НА ТОЙ ЖЕ ТОЧКЕ, НО С БОЛЕЕ ЖЕСТКИМИ ПОЗИЦИЯМИ


23 года назад, 12 мая 1994 года, вступило в силу трехстороннее соглашение о прекращении огня, скрепленное подписями представителей Армении, Арцаха и Азербайджана. В основе процесса урегулирования и сегодня остаются трехсторонние документы — со всеми последствиями. Рассказывают те, кто был не просто очевидцем, но и участником появления этих документов.

Масис Маилян был в составе делегации Арцаха, Давид Шахназарян — в составе делегации Республики Армения.

НА РАВНЫХ ПРАВАХ

Встреча была четырехсторонней — при посредничестве российской стороны встретились министры обороны Армении, Арцаха и Азербайджана. Азербайджанская сторона предприняла попытку противодействовать полноценному участию арцахской стороны. Но российский посредник пресек эту попытку, вспоминает посол по особым поручениям Президента Арцаха Масис Маилян. Политическое решение о прекращении огня имелось. Некоторые детали были определены и в технических вопросах. На встрече были сделаны дополнительные уточнения: что, где и когда. Арцахская делегация в обсуждениях участвовала на равных правах. «Наше участие означало считаться с реалиями. Так как с военно-политической точки зрения Арцах был фактором, и игнорировать это было невозможно», — подчеркивает Масис Маилян, который участвовал в этой встрече в статусе советника министра обороны Арцаха по политическим вопросам.

СТОЛЬ ЖЕ ДАЛЕКИ, ЕСЛИ НЕ БОЛЕЕ

Спустя 23 года после майского соглашения о прекращении огня мы почти столь же далеки от конечного этапа урегулирования конфликта, если не гораздо больше. «Мы должны осознать, что сегодня мы очень далеки от перспективы политического урегулирования, и в данный момент посредники, скорее, заняты управлением, чем урегулированием конфликта», — говорит аналитик Центра региональных исследований Давид Шахназарян. В основе этого пессимизма лежит и осадок, оставшийся от апрельской войны минувшего года.

НАПАДКИ НА ТРЕХСТОРОННИЙ ФОРМАТ ПЕРЕГОВОРОВ 1994-1995 гг.

Уже задним число мы можем констатировать, что год назад цель Баку состояла еще и в том, чтобы совершенно исключить Степанакерт из дальнейшего процесса урегулирования и перевести конфликт на уровень отношений Баку — Ереван. Обе армянские стороны восприняли это как попытку фальсификации истории, а посредники — фальсификации имеющихся в регионе реалий. Именно на трехсторонние документы делались ссылки в призывах, прозвучавших с международных площадок в дни апрельской войны. 22 года, последовавшие за 1994-м, не изменили расстановку сил. «В первых числах апреля для нас стало очевидным, сколь большое значение посредники придают принятым в те годы документам. Те, кто обращались с призывами к миру, ссылались не на резолюции ООН, а на принятые в 1994-95 гг. документы, которые являются трехсторонними и бессрочными», — отмечает Масис Маилян. Апрельская война выявила не уменьшающуюся непримиримость обществ.

С НОВОЙ СТРОКИ, НО ПО СТАРОЙ ЛОГИКЕ

В 1990-х даже без посредников контакты происходили гораздо легче, обсуждения были содержательнее. Сегодня же сверхзадачей посредников является обеспечить хотя бы контакты. «Ситуация такова, что для посредников равнозначна подвигу даже организация встречи на уровне министров иностранных дел», — обобщает ситуацию посол по особым поручениям Президента Республики Арцах. В постапрельский период в числе приоритетов посредников превалирующей действительно стала задача обеспечения хотя бы минимального уровня доверия, первым шагом к которому должны были стать ослабление напряженности и внедрение механизмов расследования на линии соприкосновения. «К сожалению, Азербайджан отказывается от внедрения этих механизмов, и это ни для кого не секрет, — подчеркнул Давид Шахназарян. — Он предпочитает сохранять напряженную ситуацию на передней линии, хотя после апрельской войны хорошо осознал: несмотря на превосходство в вооружении, на данный момент он не имеет возможности добиться военного успеха». Свои выводы из апрельской войны сделала и армянская сторона. Последствия модернизации оборонительной системы противник на себе уже ощутил.

АРМИЯ — ГАРАНТ МИРА

В данном случае единственная надежда Баку — санкционированная война. Однако мировые центры силы не склонны к созданию нового очага напряженности во взрывоопасном регионе. Сказанное касается и Москвы, которая вновь пытается активизироваться в проходящем в рамках Минской группы процессе урегулирования. Это убеждение деятеля, критикующего российскую политику по многим вопросам. «Геополитическая ситуация такова, что в настоящее время России невыгодно иметь здесь новую горячую точку с непредсказуемыми последствиями», — дает оценку Давид Шахназарян.

Спустя 23 года после установления режима прекращения огня у Масиса Маиляна, пребывающего уже в должности посла по особым поручениям Президента Арцаха, нет другого мнения: без полноценного участия Степанакерта урегулирование конфликта невозможно. Баку категорически выступает против этого, отбрасывая подвижки в процессе урегулирования на неопределенное будущее. И Армия обороны Арцаха, которая сыграла одну из главных ролей в установлении режима прекращения огня в 1994-ом, и сегодня продолжает оставаться важным фактором сдерживания войны.

Норайр ОВСЕПЯН, «Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: