НАЧАЛО…


«Азат Арцах» начинает публикацию хронологических статей, в которых описываются основные события из истории Движения за воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией и жизни области в очень сложный для неё период с 1987-го по 1991год.

Автор статей — Бабаян Семён Амаякович — участник тех событий, в тот период занимал должность директора завода «Сельхозмаш», был членом исполкома областного Совета народных депутатов, в последующем — председателем областного исполкома, членом Комитета особого управления НКАО.

Инициировав публикацию этих материалов, редакция просит читателей принять участие в их обсуждении и вместе с автором будет признательна за высказанные полезные замечания и предложения.

Исторические события 1987-1988 годов в Нагорном Карабахе не только внесли судьбоносные изменения в жизнь всей области и её народа, но и послужили импульсом для новой волны демократических национально-освободительных выступлений в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье.

Проблема Нагорного Карабаха возникла ещё до 1987 года и всегда была острым вопросом в периодических выступлениях общественности как в Нагорном Карабахе, так и в Армении. К сожалению, многочисленные обращения в центральные партийные и советские органы власти, в которых выражались желания карабахского народа о воссоединении с Арменией, оставались без ответа. Не дали результата и направления в Москву делегаций представителей общественности области, так как Центр ограничивался приемом на уровне второстепенных лиц без соответствующих полномочий. А последнюю, третью делегацию в ЦК КПСС вообще не приняли. И это в то время, когда последний, наиболее важный этап этих действий происходил в период начавшихся в СССР демократических преобразований.Сигналом для начала нового, наиболее значительного этапа протестных действий в области и особенно коллективов предприятий Степанакерта послужили провокационные выступления в апреле 1987 года в азербайджанских СМИ, где в одной из статей о дружбе народов, посвященных Армянской ССР, был изображён герб республики без исторической горы Арарат. Это вызвало возмущение общественности в Армении и Нагорном Карабахе. Вслед за этим очередную провокационную вылазку власти Азербайджана устроили 2 июня 1987 года, когда группа хулиганствующих болельщиков на 4-х автобусах прибыла в Степанакерт из Кировабада и безобразно вызывающе вела себя на футбольном матче команд этих городов. Тогда органам правопорядка при помощи сознательной части болельщиков с трудом удалось предотвратить открытые столкновения. Масло в огонь подлили провокационные действия азербайджанских властей против армянского населения на родине маршалов И. Баграмяна и А.Бабаджаняна в селе Чардахлу, где всё закончилось избиением армян.

Все это вызвало новую волну возмущений в Армении и Нагорном Карабахе, где эпицентром движения были производственные коллективы большинства предприятий города Степанакерта. Стали чаще проводится тайные встречи руководителей предприятий и активистов, на которых достаточно предметно обсуждались проблемы воссоединения Карабаха с Арменией, различные обращения, листовки из Армении.

Первое открытое собрание состоялось 8 февраля 1988 года на Степанакертском электротехническом заводе, где директором был Борис Арушанян. Собрание приняло декларацию о воссоединении Нагорного Карабаха и Армении. На следующий день директора завода и активистов вызвал первый секретарь обкома компартии Б. Кеворков, который открыто угрожал им и требовал написать объяснение. В ответ аналогичные собрания были проведены и на других основных предприятиях Степанакерта.

Нарастала активность движения и в районах области, где в колхозах, совхозах и районных центрах проводились собрания, на которых принимались решения о воссоединении Нагорного Карабаха и Армении.

Реакция со стороны властей Азербайджана последовала незамедлительно. 11 февраля 1988 года в Степанакерт прибыла специальная команда » укротителей» во главе со вторым секретарем Центрального Комитета компартии Азербайджана В. Коноваловым и заведующим отделом административных органов М. Асадовым в сопровождении зампредседателя КГБ республики, зампредседателя Верховного суда и группы спецназовцев в штатском. В этот же день ночью состоялось заседание бюро обкома партии, на котором постановили провести городской актив, естественно, по заранее разработанному сценарию, принять решение, осуждающее действия «экстремистов», обвинив последних в национализме. Это развязало бы руки властям и позволило бы осуществить репрессии против лидеров движения за воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией.

Актив был собран 12 февраля в зале горкома партии. На него были приглашены руководители предприятий, а также секретари партийных и профсоюзных комитетов коллективов, которые заполнили весь зал до отказа. Собрание открыл и вёл первый секретарь городского комитета компартии Завен Мушегович Мовсисян, который кратко охарактеризовал ситуацию в области со сбором подписей и обращений в Центр и затем предоставил слово Б. Кеворкову. В своём выступлении Б. Кеворков, искажая действительность, пытался представить всё происходящее в области как выступления отдельных экстремистов и националистов, идеи которых чужды интернациональному духу карабахского народа. В заключение он обратился к В.Коновалову и официально заверил его, что Карабах был, есть и вечно останется в составе Азербайджана, так как это подлинно азербайджанская земля со своей историей. Выступления В.Коновалова и М. Асадова состояли из сплошных открытых угроз в адрес «…группы экстремистов и националистов», личности которых им хорошо известны.

После этих выступлений, а также дежурных патриотических речей в прениях (2 или 3 оратора) казалось, что план партийных властей близится к успешному завершению. Хотя и все эти выступления не сопровождались аплодисментами и проходили под неодобрительный гул зала. Ситуация изменилась, когда на трибуну без приглашения, опередив очередного выступающего, вышел главный инженер автобазы Максим Мирзоян, который безуспешно до этого просил слова, поднимая руку с самого начала прений. Он выступил с речью, которая произвела большой эффект и сопровождалась одобрительными выкриками из зала и аплодисментами. По существу он подверг резкой объективной критике проазербайджанскую деятельность обкома партии, высказал боль и обиду за область, приведя конкретные факты переименования географических мест, названий исторических объектов и улиц. Речь его прервал В. Коновалов вопросом: «Что же вы конкретно хотите, молодой человек?». «Я хочу того, чего требует мой народ — организуйте референдум и узнаете, что хочет мой народ», — ответил Максим Мирзоян. Надо было быть очень смелым человеком, чтобы в ту пору выступить с такой речью и предложить проведение референдума. Как и следовало ожидать, на оратора из президиума обрушился град обвинений и открытых угроз, что вызвало большую отрицательную реакцию зала.После Максима Мирзояна слово было предоставлено директору профтехучилища Владимиру Саркисяну, который продолжил критику действий обкома партии, обвинив его в проведении политики искусственного увеличения численности азербайджанского населения области. Свою критику он подкрепил фактом принятия решения о расширении строительства недоукомплектованного училища (загрузка всего до 30%) для пополнения его контингента за счет молодёжи из близлежащих к области густонаселенных азербайджанских районов.

Оба этих выступления неоднократно грубо прерывались угрозами из президиума, члены которого, особенно М. Асадов, стали впоследствии открыто направлять угрозы и в зал, обещая расправиться «… с кучкой экстремистов и националистов.» Зал отвечал бурно и возмущенно. В итоге актив был сорван.

На следующий день обещания президиума актива стали осуществляться. Директоров и активистов стали вызывать в обком партии и открыто угрожать арестами. Чтобы избежать осуществления этих угроз, было решено начать забастовку всех предприятий города Степанакерта, а в последующем — и всей области.

13 февраля 1988 года площадь Ленина (ныне площадь Возрождения) перед обкомом партии стала заполняться людьми, и состоялся первый в Степанакерте митинг.

Политическая ситуация в области, особенно в Степанакерте, стала еще более обостряться, и на одном из собраний директоров было принято решение предложить горкому партии послать генсеку М.Горбачеву телеграмму с просьбой направить в область комиссию ЦК КПСС, которая разобралась бы с требованиями трудящихся и приняла бы меры по нормализации политической обстановке в области. После выступлений и требований представителей предприятий, собравшихся перед горкомом партии, телеграмма была подписана и отправлена.

16 февраля площадь перед обкомом была заполнена полностью людьми, где к жителям и представителям предприятий Степанакерта присоединились активисты, прибывшие из районов области. Впоследствии общая численность участников ежедневных митингов составляла не менее 50 тысяч человек. Люди не покидали площадь даже ночью.

В этот же день из Москвы вернулась третья делегация, участники которой выступили на площади перед народом и поделились своими впечатлениями. В конце на трибуну поднялся скульптор Армен Акопян, который обратился к присутствовавшим на площади депутатам областного Совета с просьбой выступить и потребовать созыва внеочередной сессии облсовета, так как в Москве членам делегации объяснили, что единственный способ осуществления требований карабахцев — это решение сессии областного Совета. На это обращение отреагировал депутат областного Совета, директор молочного завода Армо Цатурян, который поднялся на трибуну и предложил созвать внеочередную сессию 18 февраля 1988 года , что вызвало бурное одобрение митингующих.

На следующий день А. Цатуряна, председателя Союза писателей области Вардана Акопяна, писателей Гургена Габриеляна и Рачья Бегларяна пригласил заместитель председателя облисполкома Шмавон Мисакович Петросян и объяснил, что внеочередные сессии областного Совета созываются либо по решению облисполкома, либо по письменному запросу не менее 1/3 депутатов.

Второй вариант был признан единственно возможным. Вынести решение о созыве внеочередной сессии для рассмотрения вопроса воссоединения Нагорного Карабаха и Армении действовавшим в то время составом исполкома, в который, помимо сторонников Движения, входили такие открытые его противники, как председатель исполкома В.Осипов, его первый заместитель Ф.Гусейнов и Б. Кеворков, было практически невозможно.

При сложившейся в области политической ситуации, когда события последних лет подтвердили необходимость проведения сессии, 66 письменных заявлений депутатов были собраны достаточно быстро. В этот же период прошли собрания и сессии сельских, районных и Степанакертского городского Советов, на которых единогласно принимались решения о воссоединении Нагорного Карабаха с Арменией и выдвигались требования о проведении сессии областного Совета

И тогда облисполком вынужден был принять решение о созыве внеочередной сессии 20 февраля 1988 года в 16 часов.

Семен БАБАЯН, «Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: