НЕ МИРНОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ


На днях сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Джеймс Уорлик, что называется, по горячим следам, то есть сразу   после встречи в Москве сопредседателей МГ ОБСЕ с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, дал интервью агентству «Интерфакс» относительно перспектив карабахского урегулирования.

Интервью, несомненно, заслуживает внимания, поскольку в нем затронуты базовые положения концепции урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, предлагаемой международными посредниками. «Урегулирование предполагает возвращение части территории под контроль Азербайджана в обмен на статус Нагорного Карабаха. Это были условия урегулирования, но не единственные условия. Возвращение беженцев, присутствие международных миротворческих сил. Все эти элементы являются условиями мирного урегулирования, и все они известны. Нам необходимо работать со сторонами для того, чтобы найти способ объединить все эти условия и достичь мирного урегулирования», — пожалуй, в этой фразе американского сопредседателя и заключена основная схема разрешения конфликта, в которой ключевым элементом выступает формула  «территории в обмен на статус».

Надо сказать, формула  «территории в обмен на статус» отнюдь не нова, тем более что в последнее время эта тема весьма активно муссируется в обществах по обе стороны линии соприкосновения конфликтующих сторон. Однако следует заметить, что не нова также и позиция официального Степанакерта по данному вопросу. Так, примерно месяц назад в интервью французскому изданию Journal du Parlement президент НКР Бако Саакян со всей определенностью сказал, что всеобъемлющее решение столь сложного конфликта, как азербайджано-карабахский, требует взаимных уступок, причем они должны быть здравыми и равноценными. При этом президент подчеркнул, что «они не должны каким-то образом затрагивать систему безопасности, чтобы не создавать для противоположной стороны  соблазна для агрессии».

Между тем, складывается впечатление, что Джеймс Уорлик, говоря о возвращении подконтрольных НКР территорий, словно артикулирует позицию официального Баку. Иными словами, в случае реализации озвученного им предложения у Азербайджана появится тот самый соблазн, о котором упомянул глава НКР. Хотя следует заметить, что от подобного  искушения – совершить очередную агрессию против Арцаха – Азербайджан до сих пор так и не избавился. На днях министр обороны Азербайджана Гасанов в поздравительном послании личному составу вооруженных сил по случаю праздника гурбан-байрам заявил, что «азербайджанская армия должна в кратчайшие сроки освободить оккупированные территории».

Хотелось бы полюбопытствовать у господина Уорлика, как в подобных условиях представляется ему «возвращение территорий»? Ведь они – важнейший компонент системы безопасности НКР, к тому же закреплены в Конституции республики.  И один только политический статус Нагорного Карабаха, в обмен на который посредники предлагают сдать территории, эту самую безопасность совершенно не обеспечивает. К тому же посредникам следовало бы не забывать, что Баку не хочет слышать ни о каком ином статусе Нагорного Карабаха, кроме как – в азербайджанской интерпретации – «в рамках территориальной целостности Азербайджана». Как не следовало бы им забывать также и о том, что и НКР, и они сами имеют дело не с демократической цивилизованной страной, уважающей нормы и принципы международного права, а с тоталитарным династическим государством, которое уже не один десяток лет совершает против армянского населения геноцидальные действия и не скрывает намерения уничтожить Нагорный Карабах. Недавняя апрельская война, в ходе которой Азербайджан в нарушение Женевских конвенций совершил тягчайшие военные преступления против гражданских лиц и военнослужащих НКР, не оставляет места для сомнений в истинных целях азербайджанского военно-политического руководства.

И еще об одном. Приходилось ли сопредседателям Минской группы слышать от Азербайджана о готовности пойти на компромиссы? Едва ли. Так почему же они настаивают на уступках обеих армянских сторон? Полагаем, в сложившихся условиях, когда процесс урегулирования находится в тупике главным образом из-за нереалистичной позиции Баку, посредникам стоило бы направить усилия, прежде всего, на то, чтобы опустить власти Азербайджана с заоблачных грез на бренную землю, заставить его для начала отказаться от милитаристской риторики  и тем более от милитаристских планов. Ведь что греха таить, сопредседателям Минской группы по вине бакинского режима не удается пока даже претворить в жизнь договоренности, достигнутые в Вене и Санкт-Петербурге, что, как подчеркнул американский сопредседатель, должно стать  первым шагом в мирном процессе. А ведь венские и санкт-петербургские договоренности нацелены именно на это, поскольку  императив дня – недопущение новой войны, планы которой вынашивает Азербайджан. Понимают это, конечно же, и посредники. «Сегодня ситуация гораздо более опасна, так как мы видим присутствие ракет и прочего тяжелого оружия. В апреле мы видели, насколько опасным это может быть. Думаю, есть риск эскалации конфликта со всем этим тяжелым оружием», — сказал в упомянутом выше интервью Джеймс Уорлик. И хотя многие вслух об этом не говорят, все прекрасно знают, что источник этой угрозы один – Азербайджан, а значит, господину Уорлику и его коллегам по посредничеству следует укрощать именно его, а не требовать заведомо губительных уступок от обеих армянских сторон.

Леонид МАРТИРОСЯН, главный редактор газеты «Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: