НОВЫЙ ГОД МОЕГО ДЕТСТВА


Детство – это сказка. Жили-были… Со временем мы вспоминаем эту сказку с новыми оттенками. Вера в некоего невидимого Деда Мороза и ожидание новогоднего чуда были реальными, как никогда. Мои собеседники попытались с высоты своих лет вспомнить неповторимый Новый год их детства.

Софья САРКИСЯН — поэтесса, прозаик, главный редактор газеты «Степанакерт»
— Мои ожидания Нового года были подобно сказке. Мой отец по профессии педагог–математик, благодаря своей богатой фантазии каждый мой Новый год превращал в неповторимый праздник. По традиции, Дед Мороз в различных своих проявлениях, являлся ко мне, конечно же, когда я спала, а наутро я наслаждалась радостью его посещения. На своей белоснежной подушке я находила, например, звездочку, оторвавшуюся от его шапки, или же серьгу, нечаянно выпавшую из уха Снегурочки. А однажды я проснулась и увидела, что мой нос красный. Мне сказали, что это Дед Мороз потянул меня за нос. Но самым незабываемым было то, что однажды Дед Мороз оставил на моей подушке свою теплую красную варежку. Это было для меня настоящим чудом. От спальни через столовую до самой входной двери были снежные следы Деда Мороза. Но самое главное, Дед Мороз принес мне в блестящем пакете различные тропические фрукты, которые были мне незнакомы. Я оказалась в реальной сказке.

 

Овик ГА­С­ПА­РЯН — ху­дож­ник

— Что бы я ни сказал, все будет связано с Шушой. Несмотря на то, что я встречал Новый год и солдатом в Советской Армии, и студентом в Ереване, и во время нашей освободительной борьбы, и в Степанакерте…, но детство – это совсем другое…, а мое детство – это Шуши — красивейший город мира.
Сейчас, в какой бы магазин ни зашли, везде есть и елки, и игрушки. В те годы такого изобилия не было. А елку мы приносили из Унотского ущелья. А точнее, приносили ветки, а уже дома собирали их, и у нас получалась довольно красивая и большая елка. Правда, игрушек было мало, но они были такие блестящие и разноцветные, что мы и не замечали их небольшое количество. Помню, на ветках нашей елочки висели конфеты в блестящей обертке, маленькие яблочки, испеченные мамой печенья…
Однажды мой брат без меня вместе со своими друзьями пошел за елкой. Мне было где-то лет 7 или 8. Стало смеркаться, а брата все нет. До этого такого никогда не было. Я все время смотрел в окно. Я испугался. А когда отец сказал, что, возможно, его съели волки, я заплакал навзрыд.
Потом мы с папой и братом собрали нашу елку из веточек, развесили имеющиеся игрушки и конфеты… Знаете, такой елки у нас никогда не было, она была очень красивая, наверное, самая лучшая в Шуши. Но… Должен рассказать печальную историю, наша красавица 31 декабря за считанные часы до Нового года упала, и все наши игрушки разбились вдребезги… Закончилась наша сказка… И мы встретили Новый год без елки и с заплаканными глазами…

Гоар ГАСПАРЯН — учительница Степанакертской основной школы №10
— У моего дяди был большой просторный дом, роскошная елка. Долгие годы по его желанию все наши родственники собирались у него и вместе встречали Новый год. После шумного веселья мы, малыши, садились у елки и внимательно смотрели на часы… Вот-вот к нам в гости придет Дед Мороз…
Немного повзрослев, я и моя двоюродная сестра Сусанна, может и раньше времени, раскрыли тайну дедморозовской сказки, и нам доверили проводить ставшие традиционными семейные новогодние праздники. Организатором была я, а ожидаемым детьми волшебным дедушкой – сестра. Мы с такой любовью и так тщательно готовились… И наши братья и сестры еще долгие годы верили в Деда Мороза.

Зинаида БАЛАЯН – преподаватель АрГУ, кандидат филологических наук, доцент
— С горы Кирс и с простертыми по соседству с ним густыми лесами связана моя новогодняя полная таинств сказка, вобравшая в себя эпизоды из детства. Самым большим таинством и самым большим желанием было иметь елку красивую с изумрудными ветками. По распоряжению всеми нами любимого директора школы товарища Атаяна, из лесов Кирса должны были найти и доставить в село самую красивую елку. Доставщиками были ученики старших классов, среди которых был и мой брат.
В зимнюю стужу мы встречали возвращающихся из леса ребят с большим нетерпением и безграничной любовью… И так для меня настоящим чудом была принесенная из лесу елка, которую украшали фигурками зверей, фруктами, конфетами, гирляндами из цветной бумаги, снегом из ваты. Мы водили вокруг нее хороводы, пели, читали стихи, танцевали, и, как только часы пробивали двенадцать и Новый год вступал в свои права, мы просили исполнения желаний… А от Деда Мороза мы получали арцахские ценности, связанные бабушками…

Нвард АЛЕКСАНЯН – журналист, прозаик
— Прежде всего, Новый год моего детства предстает предо мною белой роскошью, вокруг снег – чистый, белый, выше колена, и на этом привлекательном фоне горное маленькое село со своими домами, из которых мирно валит густой дым. Без клубящегося из трубы дыма дорогая сердцу картина была бы неполной… Во время моего детства бесснежная зима была плохой приметой, а сейчас у нас пыльные Новые годы, и поэтому детские воспоминания всплывают более красочно. В существование Деда Мороза верили безоговорочно, но нигде и никогда его не удавалось увидеть. По детской наивности, мы очень сокрушались об этом и давали себе слово в следующем год просидеть всю ночь и не сомкнуть глаз. Подарки были очень интересными, и мы удивлялись, как Дед Мороз, живущий за семью горами, мог узнать о наших желаниях. И предвкушение чуда нас настраивало на то, чтобы мы почувствовали таинственное присутствие Деда-волшебника. Как реликвию, берегу елочные игрушки моего детства, которые чудом уцелели, таких уже нет нигде… Интересной была и подготовка к новогоднему столу: пшенная каша (коркот), гата, испеченная в тонире, сладкий молочный пирог были обязательными блюдами. Обязательно надо было угостить соседей и сделать это с поздравлениями и добрыми пожеланиями. Именно так жители планеты моего детства благодарили уходящий год и встречали новый год с надеждой на лучшее.

 

 

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям: