ОБЕСПОКОЕННЫЙ ПРОБЛЕМАМИ БУДУЩЕГО


Воевавшие в Афганистане армянские ребята сыграли большую роль в Арцахской национально-освободительной борьбе.

Председатель Союза ветеранов Афганской войны Есай Балаян, который возглавляет также действующую в Мартуни общественную организацию «Духовное возрождение», на встрече с нами с особым воодушевлением рассказывал о своих боевых товарищах.

Есай Балаян демобилизовался и вернулся в Мартуни в январе 1990 года, когда действовал  комендантский час, который, естественно, ограничивал действия ребят, организующих самооборону. Первым делом Есай создал районный союз ветеранов Афганской войны, такой союз уже действовал в Степанакерте под председательством Армена Геворкяна. За короткий срок организация получила регистрацию и стала действовать. Членами районного союза ветеранов Афганской войны стали 37 мужественных ребят. По словам Е. Балаяна, тогда в Мартуни действовали два отряда — Владика Хачатряна и Абрика Арзуманяна. Это были патриоты, крепкие парни, но нуждавшиеся в военной подготовке, как и большинство тех, кто служил в Советской армии. Вместе со своими боевыми товарищами они стали обучать  членов отрядов всему тому, чем сами владели (забегая вперед, отметим, что впоследствии из этих прошедших военную подготовку ребят был создан отряд особого назначения, а потом почти все они стали командирами Армии обороны). Есай вступил в отряд Абрика Арзуманяна. Задачей номер один отрядов была добыча оружия и боеприпасов. Как «афганец» Есай получил кредит в размере 50 тысяч рублей на покупку дома, из них 40 тысяч он потратил на приобретение патронов для автомата и пулемета. Почему именно патронов? «Тогда враг беспрестанно стрелял из сел Ходжавенд и Амиранлар, держа в страхе мартунинцев. Я взял школьный учебный пулемет, починил его и стал стрелять в сторону этих двух сел, — вспоминает Есай. — В то время сильной считалась сторона, которая больше стреляла. Когда пулемет строчил, чувство страха как будто отступало. Но в один прекрасный день деньги на покупку боеприпасов закончились. Тогда финансы на счет организации стали перечислять винзаводы Кармир Шуки, Мартуни, Геворкавана, колхозы расположенных вблизи сел, которые помогали также продуктами — как отрядам, так и народу. Так, благодаря им, два года мы покупали у русских патроны».

«Афганцы» подружились с комендантом района, который уважал воевавших в Афганистане ребят. Комендант зауважал их еще больше, когда ознакомился с личным делом Е. Балаяна: за службу в Афганистане он был награжден несколькими медалями. Однажды Есай  обезоружил патрульных, пытавшихся его остановить, тогда комендант позвал его, поговорил и приказал солдатам больше не подвергать его досмотру. Сложившаяся атмосфера очень помогала общему делу. Был даже случай, когда они попались на перевозке оружия, но уважение к «афганцам» было столь велико, что на это закрыли глаза. Такое отношение комендантской группы помогло также при проведении Ходжавендской операции. Надо было показать силу обнаглевшему ОМОНу, провести такую операцию, от которой он пришел бы в ужас. Большинство мартунинцев, по словам Е. Балаяна, не покинуло город, люди с большой  ответственностью выполняли свой долг, хотя жили в атмосфере страха. Постоянными обстрелами враг еще больше  обострял ситуацию. Обезвреживание Ходжавенда было необходимо. «Однажды ко мне подошел Владик Хачатрян, — вспоминает Есай, — и сказал, что есть идея купить дом в Ходжавенде, заселить армянами и таким образом решить вопрос. Но никто не соглашался быть первым. Остановили выбор на мне, так как, по их мнению, я свободно мог появляться в Ходжавенде, и меня там все  боялись. Я согласился. Мне купили дом в центре села, стал жить там, готовый к нападению в любую минуту. И оно не запоздало. Я проучил азеров, обезоружил и отпустил. С того дня  никто больше не осмелился нападать на мой дом». Настало время освободить село. Договорились с комендантской группой, они дали слово не вмешиваться, лишь бы дали мирному населению возможность уехать. До освобождения Ходжавенда произошло нечто более значимое: командиры Мартунинского и Степанакертского отрядов встретились на Мартунинском винзаводе, чтобы передать оружие. И вдруг из засады вышла комендантская группа. «На вопрос, кто такие, мы впервые открыто ответили: Армянская национальная гвардия. Наш ответ удивил всех. Находившийся с ними майор отнесся к нашему заявлению серьезно, и мы поняли, что уже представляем силу, с которой считаются. Это было летом 1991 года. Там же договорились занимать по отношению друг к другу нейтральную позицию», — рассказывает мой собеседник.

Первым серьезным заданием стала оборона Амараса: прошел слух, что азербайджанцы собираются разрушить монастырь. Несколько отрядов вступили в бой, отбросили азербайджанцев и спасли нашу древнюю святыню.

Во время обороны Геворкавана Есай получил ранение. Долго лечился в Ереване. Вернулся после освобождения Шуши. Оборона Мартунинского района была возложена на Аво, которого не все тогда знали. Как опытного местного кадра Е. Балаяна назначают заместителем командира. Через некоторое время он создает отряд особого назначения из ребят, обученных военному делу «афганцами», и становится его командиром. С этим отрядом много раз шли в глубинную разведку — в горячие точки почти всех районов. Добываемые ими сведения играли решающую роль при разработке военного плана. При наступлении они всегда шли впереди или нападали на врага с тыла. О смелости этого отряда, преданности, военной подготовке складывались легенды.

Есая очень волнуют вопросы армейского строительства. Он доволен перевооружением армии, начавшимся после апрельской войны, но считает неправильным подход к образованию. По его словам его надо срочно менять. Речь о Болонской  системе. Об этом он говорит везде. У Е. Балаяна немало единомышленников, и он уверен, что за короткий срок вопрос получит основательное решение.

Эмма Балаян


Понравилась запись? Расскажите друзьям: