Прежде всего надо спасти Левона от смерти


Panfilova 07-10-14Открытое письмо уполномоченному по правам человека России Э. ПАМФИЛОВОЙ

Многоуважаемая Элла Александровна!

Из средств массовой информации я узнал, что дело арестованного в России армянского мецената Левона Айрапетяна находится в центре внимания уполномоченного по правам человека РФ. В этом тексте я заметил некую закономерность и даже логику.

ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА НАЗАД МЫ БЫЛИ КОЛЛЕГАМИ В ПОСЛЕДНЕМ СОВЕТСКОМ ПАРЛАМЕНТЕ. Помнится, получив свой экземпляр краснокожего тома «Народные депутаты СССР», я обратил внимание на то, что больше всех, так сказать, парламентских обязательств было у вас. Вы были и членом Комитета Верховного Совета СССР по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов, и секретарем комиссии по вопросам привилегий и льгот, и членом мандатной комиссии народных депутатов СССР. Привожу, казалось, скучные данные вовсе не всуе. Дело в том, что, наверное, именно весь этот широкий спектр должностей обязал вас быть, пожалуй, самым активным депутатом. По крайней мере вы выступали с трибуны чаще, если не сказать острее и круче всех. А народный артист СССР и народный депутат СССР Сос Саркисян сказал: «…В этой, казалось бы, скромной и тихой женщине постоянно бодрствует чувство справедливости».

Абсолютно закономерно и то, что после распада СССР вы стали более активной и, что самое главное, действенной и принципиальной деятельницей уже новой России. И каждый раз, будь то в Думе или в правительстве, вы занимались проблемами социальными, гуманитарными, зачастую конкретными судьбами конкретных людей и защитой их гражданского достоинства. Я даже уловил тонкости в разнице между последними вашими должностями – председатель комиссии по правам человека при президенте и уполномоченный по правам человека Российской Федерации.

И вот обращаюсь к вам именно как к уполномоченному по правам человека Российской Федерации по поводу судьбы Левона Айрапетяна, подчеркивая, что речь идет о гражданине России. Тот факт, что его уже отпустили под домашний арест, никак не меняет острую драматическую ситуацию, в которой он оказался. В этом суть моего письма к вам.

СМЕЛО МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО Я, КАК НИКТО ДРУГОЙ, ЗНАЮ БИОГРАФИЮ ЛЕВОНА АЙРАПЕТЯНА. Кстати, он был аккредитован от редакции газеты «Собеседник» для освещения работы Первого съезда народных депутатов СССР. Мы с ним часто встречались в Кремлевском дворце во время перерывов. Забегая вперед, скажу, что через несколько лет я первым написал о нем пространный очерк в армянском еженедельнике «Урарту» и поведал читателям о его широко известной исторической родословной, его длительной командировке от ЦК ВЛКСМ для работы на Крайнем Севере, о том, что он был одним из первых, кто восстанавливал армянские церкви, разрушенные азербайджанцами в Карабахской войне. Вам достаточно взглянуть на прилагаемые к письму фотоснимки разрушенного вандалами армянского храма в Шуши, который был восстановлен сразу после окончания войны благодаря Левону Айрапетяну. Однако все это, я понимаю, вовсе не может стать своего рода индульгенцией.

Я далек от мысли позволить себе касаться вопроса о том, виноват или не виноват Левон Айрапетян. Знаю четко, что до суда должен действовать незыблемый закон презумпции невиновности. И обращаюсь к вам исключительно как врач высшей категории. Хорошо знаю, что в любой момент сердце Левона может остановиться. Именно тогда произойдет самое страшное, ибо никто, кроме него самого, не сможет защитить его. Я хорошо изучил подписанное еще в бытность премьер-министром Владимиром Путиным постановление «О медицинском освидетельствовании подозреваемых в совершении преступлений». Там приводится подробный перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. И среди них целая прорва недугов, которыми давно уже страдает Левон Айрапетян.

В статье «Левон Айрапетян и презумпция невиновности» я привел перечень только некоторых диагнозов, переписанных из его истории болезни: хроническое прогрессирующее заболевание с поражением структурных элементов печени; сахарный диабет (доходило до цифры 20); два инсульта (лечение в Ереване); два инфаркта миокарда; урологическая операция (лечение в Москве); гипертоническая болезнь; онкологическая операция на печени (Германия). А теперь приведу некоторые диагнозы из постановления правительства России: новообразование (онкология); гипертензивная (гипертоническая) болезнь с недостаточностью кровообращения; последствия цереброваскулярных магистральных и периферических сосудов; болезни печени с печеночной недостаточностью. Так что, как видим, прежде всего надо спасать Левона от смерти.

Я просто удивляюсь: как можно при таком страшном букете патологий столь серьезный вопрос о медицинском освидетельствовании, презрев четкие установки правительственного постановления, позволить решать лишь тюремному медику, а не авторитетному врачебному консилиуму с лечащими врачами. Заверяю: опасности не миновать даже при домашнем аресте.

ХОЧУ НАПОМНИТЬ ВАМ В ЭТОЙ СВЯЗИ О ДРАМАТИЧЕСКОЙ СУДЬБЕ гражданина Российской Федерации Романа Селезнева (хакера), которого арестовали в США. Я не собираюсь проводить здесь некие параллели, касаться темы аргументации и мотивов самого ареста. Схожесть с Айрапетяном лишь в том, что Селезнев тоже тяжело болен. И каждый раз, когда читаю или слышу очередную информацию о нем, то обращаю внимание на то, что официальный, по сути, правительственный текст завершается нескрываемым удивлением: «… опираясь на принципы международного права, на мораль, на факты, как можно тяжелобольного человека содержать не в клинике?!» А ведь справедливости ради следует отметить, что эти слова можно было бы адресовать и тем, кто занимается, если можно так выразиться, медицинской проблемой сына армянского народа — Левона Айрапетяна.

Ведь так действительно было бы правильнее, человечнее. Что же касается уголовного дела Левона Айрапетяна, то вопрос этот решит только суд. А пока, многоуважаемая Элла Александровна, надо спасать человека. Поверьте мне, больной обязательно должен находиться в соответствующей клинике под наблюдением лечащих врачей, иначе действительно беды не миновать.

С искренним уважением,

Зорий Балаян, врач, писатель


Понравилась запись? Расскажите друзьям: