ПРОБЛЕМУ БУДЕМ РЕШАТЬ САМИ


В начале  1990 года, 2 января, в Степанакерте  вновь была устроена провокация военной комендатуры и пролилась армянская кровь.

Так же, как и 10 октября  1989 года, через город при наличии прямой дороги  Агдам — Шуши в сопровождении военнослужащих МВД проследовала автоколонна, перевозившая азербайджанцев. Со стороны возмущенных жителей  Степанакерта в  автомашины полетело несколько камней. В ответ при обстреле горожан военнослужащими из автоматического оружия  был тяжело ранен и скончался  скульптор Армен Владимирович Акопян  — один из активных участников Движения, который был в составе 3-ей  делегации представителей  области в Москву  и, вернувшись, на многотысячном митинге 16 февраля 1988 года  предложил организовать сессию областного Совета для рассмотрения вопроса воссоединения НКАО с Арменией.  При создании  комитета «Крунк» он был в числе первых его членов и  стал автором названия  этого органа народовластия.   От сердечного приступа скончалась и случайно оказавшаяся на месте происшествия мирная жительница Роза  Бабаян.

Этот второй за последние неполные три месяца случай неоправданного применения военнослужащими автоматического огнестрельного оружия, приведший к  трагической гибели  людей,  вызвал волну справедливого  возмущения  жителей области. На траурных собраниях и митингах осуждались действия центральных властей, не наказавших  виновных в трагических событиях 10 октября 1989 года, что привело ко второму такому же преступлению.

     Особое возмущение вызывало стремление центральных властей  убедить нас в том, что  постановление Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года наметило основные пути решения карабахской проблемы и поэтому должно быть принято к исполнению. По сообщению А.И. Вольского с этой целью в Степанакерт 9 января должны были прибыть секретарь ЦK КПСС А.Н.Гиренко, председатель Совета Национальностей Верховного Совета СССР Р.Н.Нишанов и второй секретарь ЦК КП Азербайджана В.П.Поляничко, возглавляющий делегацию республики. В связи с этим было решено  провести  акцию протеста жителей областного центра. Во избежание всякого рода провокаций организацию этого мероприятия поручили руководителю созданной ещё в 1988 году рабочей группы начальнику цеха Степанакертской мебельной фабрики Рафику Габриеляну и зам. начальника штаба гражданской обороны Размику Петросяну.

9 января, несмотря на  блокировку военнослужащими МВД всех ведущих в аэропорт дорог, жители Степанакерта мирным путём пытались  помешать приезду непрошенных гостей. На выезде из города в районе автобазы протестующие были обстреляны военнослужащими, в результате чего трое рабочих получили ранения.  Возмущенные активисты Движения собрались у первого секретаря Степанакертского горкома партии В.А.Атаджаняна с требованием не допустить в связи со взрывоопасной обстановкой  въезд в город представителей Москвы и делегации Азербайджана. Состоялся телефонный разговор В.А. Атаджаняна с А.Н.Гиренко, после которого В.Поляничко со своей делегацией на вертолёте вылетел вШуши, а представители Центра, выслушав мнения жителей области в аэропорту и ещё раз убедившись в отрицательном отношении карабахцев к постановлению Верховного Совета СССР от 28 ноября, вернулись в Баку.

В этот же день, 9 января, первый секретарь Шаумянского  райкома партии Владимир Агаджанян, председатель райагропрома Шаген Мегрян, председатель районного комитета народного контроля Аржан Цатурян  и ещё 18 руководящих районных работников, возвращавшихся домой  после похорон убитого азербайджанцами  жителя Мартунашена, попали в устроенную боевиками Народного фронта засаду и были взяты в заложники. Эта акция была спланирована властями Азербайджана, которые  хотели наказать организаторов сессии районного Совета народных депутатов, принявшей 26 июля 1989 года решение с просьбой  о включении  Шаумянского (сельского) района в состав НКАО. От руководителей области и районов А.Н.Гиренко, находившемуся в Баку, была направлена телеграмма с требованием принять меры  для освобождения заложников из Шаумяна. Наше обращение осталось без ответа. Через 4 дня все  задержанные, кроме Владимира Агаджаняна, были обменены на 42 азербайджанцев, взятых в заложники жителями Шаумяна. И лишь только на 36-ой день удалось освободить Владимира Агаджаняна в обмен  на 4 офицеров милиции из Шуши.

С начала года в Баку стали распространяться тревожные слухи о готовящихся расправах с армянским населением города, которые  начали осуществляться с 12 января. На следующий день  погромы армян в городе и его окрестностях приобрели массовый характер и  продолжались  целую неделю. Озверевшие бандиты из Народного фронта по заранее подготовленному плану с адресами армянских квартир и домов врывались  в них, издевались, избивали, насиловали и  выгоняли на улицу  жителей с детьми  и стариками, грабили и поджигали  жильё. В эти дни  в Баку было убито более ста мирных жителя армянской национальности. Уточнить эти данные невозможно, так как  тела погибших варвары в некоторых случаях сжигали. В один из этих дней  подонки из Народного фронта проникли в квартиру моей восьмидесятилетней  тёти Марии Сарафьян и после  издевательств, сопровождаемых насилием,  убили её. За три недели до начала погромов в связи с обострением обстановки   под чужой русской фамилией  похоронили моего двоюродного брата  Роберта Матевосова — выходца из села Кагарци НКАО, полковника авиации, служившего в последние годы в Баку  руководителем службы перелетов округа ПВО.

Январь 1990 года беженцами из Баку был назван чёрным. Жизнь более чем 250 тысяч армян была в опасности. Оставшиеся в живых спасались бегством, а часть населения военные на паромах  вывезли  в город Красноводск. Так трагически азербайджанские националисты  прервали историю армян  Баку — города, в становление и развитие которого ещё до революции 1917 года внесли большой вклад известные меценаты армянской национальности Манташев, Гукасов, Маилов и другие.  И после революции многотысячные представители армянского народа своим трудом способствовали развитию экономики, науки и культуры Азербайджана. В ответ азербайджанскими властями в 1990 году в Баку был организован  новый геноцид армян как следствие сумгаитских событий, так и не получивших должной политической оценки   руководства страны.

Вызывает возмущение  реакция на геноцид армян в Баку центральных властей,  которые указом Президиума Верховного Совета СССР 15 января ввели режим чрезвычайного положения не в центре событий, а в Нагорном Карабахе.  И лишь  после того, как  бандиты из Народного фронта стали  обстреливать военнослужащих, а в городе продолжались  грабежи, насилия, убийства армян и в Азербайджане открыто звучали призывы к свержению Советской власти, указом Президиума Верховного Совета СССР в Баку 20 января было введено чрезвычайное положение.

После событий в  Баку началось  насильственное изгнание из Азербайджана лиц армянской национальности, в том числе  проживавших  на своих исторических землях. Всего республику оставило более 350 тысяч армян. Во многих случаях  депортацию армянского населения власти осуществляли с помощью военнослужащих.

Принятие указа от 15 января вновь осложнило  обстановку в Нагорном Карабахе. Начались ничем не обоснованные повальные аресты,  и в эти дни  были задержаны Аркадий Гукасян, Ролес Агаджанян, Размик Петросян, Аветис Григорян, Рудик Азарян и многие другие активисты Движения. В связи с введением чрезвычайного положения запрещалась деятельность Национального Совета, общественной организации «Миацум», Арцахского студенческого союза,  усиливался контроль над  работой Совета директоров и средств массовой информации.  Всю эту антиармянскую  деятельность с особой жестокостью осуществлял повторно назначенный в конце января военным комендантом области генерал Сафонов.

В  эти же дни в Степанакерте объявился В. Поляничко с возглавляемым им оргкомитетом, в составе которого не было ни одного армянина из области. Водрузив флаг Азербайджанской ССР над зданием обкома партии, где до этого работал Комитет особого управления во главе с А.И.Вольским, В.Поляничко  обосновался в этом помещении. В знак протеста  работники обкома, не желая сотрудничать с оргкомитетом, перешли в здание горсовета. Второй флаг Азербайджана  с круглосуточной усиленной охраной  был установлен над зданием областного Совета, в связи с чем все сотрудники, включая членов исполкома и председателя (автора этих строк) также перебрались в здание горсовета, над  которым гордо развевался  флаг Армении.

С самого начала В.Поляничко и его правая рука В.Сафонов составили мощный тандем, который всеми доступными ему средствами пытался заставить карабахцев  признать узаконенную  Центром  областную азербайджанскую власть в лице  оргкомитета. Участились аресты и придирчивые проверки паспортов, периодически отключалась телефонная связь, был резко ограничен тираж газеты «Советский Карабах», по Степанакерту кружили агитационные машины с громкоговорителями, через которые у жителей требовали либо признать оргкомитет, либо покинуть область. В ответ на эти действия участники Движения еще более сплотили свои ряды и приняли  твёрдое решение:  продолжая акцию протеста против антиармянских указов Центра, не признавать оргкомитет и не выполнять его решения.

Помню, однажды на моем рабочем столе зазвонил телефон и незнакомый голос на ломаном  армянском языке поздоровался со мной: «Барев дзес, Семён Амаякович!». И после паузы добавил: «Поляничко говорит».

«Забудьте этот номер телефона и больше не звоните по нему», — прервал его я  и бросил трубку. Это был мой первый и последний контакт с В.Поляничко. Вспоминаю также случай, когда группа активистов Движения (в основном представители интеллигенции) сочла  возможным обсудить у В.Поляничко слишком жесткие действия военной комендатуры и меры по снятию блокады области. Большая часть участников  дебатов о необходимости визита, в том числе и автор этих строк, была против такой  затеи. В порядке компромисса решили послать делегацию, которую после долгих уговоров согласился возглавить Ш.М.Петросян. Уточнив состав делегации, В.Поляничко не принял её.

На прошедшем 5 и 6 февраля Пленуме ЦK КПСС  с  речью по карабахскому вопросу без каких-либо конкретных предложений по  решению проблемы выступил М.С.Горбачёв. В отличие от него  А.Н. Муталибов уже в ранге первого  секретаря ЦK Компартии Азербайджана,  выступая, обвинил карабахских армян в создании всех основных проблем своей республики и свёл все наши справедливые требования к территориальным претензиям кучки националистов из Армении и Нагорного Карабаха к Азербайджану. При этом ни словом не обмолвился о  январском геноциде армян в Баку. К сожалению,  в своём выступлении  ничего конкретного не предложил и первый секретарь ЦК Компартии Армении С.Г.Арутюнян, отметив лишь, что проблема Нагорного Карабаха не является территориальным спором между Арменией и Азербайджаном,  так как вопрос о воссоединении  НКАО с Арменией поднят самим населением области.

Итоги работы февральского пленума ЦK КПСС развеяли  наши последние неоправданные надежды и окончательно убедили в том, что Центр не будет  выводить Нагорный Карабах  из состава Азербайджанской ССР. Поэтому активисты Движения пришли к единому мнению: нашу проблему будем решать мы сами с помощью Матери- Армении.

Семен БАБАЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: