ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ БЫЛО ВЕЛЕНИЕМ ВРЕМЕНИ


gazaryan-100916Свой 25-летний юбилей Республика Арцах отмечает в условиях сложной геополитической ситуации. Те, кто стоял у истоков Движения, руководил им после 88-го и был носителем идеи воссоединения Арцаха и Армении, вряд ли могли представить, что эти усилия общеармянского масштаба приведут к созданию второго армянского государства, борьба которого еще должна была продолжаться.

 В преддверии праздника провозглашения НКР гостями «Азат Арцах» были политические и общественные деятели, которые внесли свой вклад в становление НКР и не могут оставаться равнодушными к ее судьбе. Сегодня наш гость — в 1991 г. главный специалист Комитета особых программ РА, депутат, в 1992-1995 гг. — член президиума и председатель постоянной комиссии Верховного совета НКР 1-го созыва Валерий ГАЗАРЯН.

— Господин Газарян, сегодня Республика Арцах переживает трудный период и фактически продолжает борьбу за свое право жить свободно и независимо. Вы один из тех, кто стоял у истоков Арцахского движения, таким ли Вы представляли дальнейший ход Движения?

— Геополитическая ситуация и в то время была сложной, полной неопределенности. Армянское население Нагорного Карабаха уже вынесло свое решение, началось Движение, и обратного пути не было. После февральской сессии 1988 г. юрисдикция Азербайджана фактически не распространялась на Карабах. С февраля 1988-го по 2 сентября 1991 г. — День провозглашения НКР ни Советскому Союзу, ни Азербайджану не удалось насильственно подчинить нас юрисдикции Азербайджана и навязать решение, противоречащее интересам армян. Нам удалось противостоять этому всей нацией. Однако Центральная и азербайджанская власти, вступив в сделку с некоторыми армянскими общественно-политическими деятелями, пытались задушить Движение. Вся тоталитарная машина и силовые структуры Советского Союза прибегли к неконвенциональным мерам борьбы с народом (блокада дорог и инфраструктур, массовые аресты, репрессии, диверсии против транспортных средств и населения, террористические действия, убийства, подрывы водопровода Степанакерта и отравление воды), кульминационной точкой которых стало крушение самолета Як-40 1 августа 1990 года с более чем 40 погибшими.

Вступившие в сделку с Центральной властью СССР некоторые армянские чиновники тогда были убеждены, что единственным спасением армян Карабаха является пребывание в составе Азербайджана. Благодаря способным силам удалось выстоять и избежать этого пагубного пути. Затем при участии специальных подразделений внутренних войск СССР и Азербайджана, армии и сил КГБ была осуществлена операция «Кольцо», которая отличалась особой жестокостью и сопровождалась массовыми нарушениями прав человека, убийствами, изнасилованиями и грабежами. Посредством этой операции власти пытались создать у народа впечатление, что ситуация безвыходная, иного варианта нет, и единственной формой спасения является подчинение созданному постановлением Верховного Совета СССР 28 ноября 1989 года Республиканскому оргкомитету во главе с В. Поляничко и, конечно же, законам Азербайджана. Пропагандисты этой идеи обещали, что таким образом будут обеспечены права человека, культурные  и другие права карабахских армян. Как предусматривалось обеспечить эти права в действительности, показала операция «Кольцо»: были депортированы десятки сел, совершены зверства, убиты люди. В результате этой операции мы оказались, говоря словами Сунь Цзы, в «местности смерти», в 50 километрах от границы Армении.

— Некоторые политические деятели убеждены, что сегодня в отношении Карабаха ведется та же политика. Вы разделяете эту точку зрения?

— Момент и сегодня судьбоносный, и если допустить ошибки, они могут привести к более трагическим последствиям. В то время были приняты важнейшие правильные решения, которые и гарантировали дальнейшие успехи. Сегодня наши позиции более крепки: уже 25 лет мы имеем независимую государственность, армию, состоявшиеся государственные институты и т.д. Если тогда, когда была провозглашена независимость НКР, и до 1992 г. мы находились в блокаде, изолированные от внешнего мира, да к тому же на нашей территории имелась вражеская «пятая колонна»  в лице живущих в Шуши и селах азербайджанцев, ОМОНа и других группировок, которые наносили нам вред изнутри, нам удалось выстоять, то сегодня мы более чем обязаны встать на защиту наших достижений и своих прав. Хочу особо подчеркнуть, что в то время наши успехи были обусловлены единством и консолидированностью Диаспоры, Армении и Арцаха, общенациональными усилиями.

— Господин Газарян, когда началось Движение, армяне консолидировались вокруг идеи воссоединения: с провозглашением независимости эта идея уже 25 лет оттеснена на задний план.

— Да, кажется, мы отошли от основной идеи. Но провозглашение независимости было единственным юридически верным шагом за последнюю четверть века арцахской истории.

Когда Азербайджан провозгласил свою независимость и выступил в статусе правопреемника Азербайджанской Демократической Республики 1918 года, мы сориентировались в тот момент самым верным образом. Нельзя было допустить безвластия, внутренней борьбы за власть, наличия неконтролируемых вооруженных группировок, и по велению времени произошла наша самоорганизация, мы не допустили создания правового тупика, вследствие чего Движение оказалось бы в неопределенном, тяжелом положении. К счастью, были прогрессивные силы, которые помогли нам в этом вопросе. А до этого, 3 апреля 1990 г., Верховный Совет СССР принял закон, который предоставлял автономным областям и даже компактно проживающим этническим группам  возможность самим определять свой государственно-правовой статус в случае выхода республик из состава Союза, то есть возможность самому распоряжаться собственной судьбой и самоопределиться, что соответствовало также международным нормам. И на основе этого закона мы провозгласили НКР независимым государством, отставив в сторону конечную цель. Конечно, это не исключает дальнейшую возможность воссоединения.

— На фоне последних развитий арцахской проблемы — апрельская война, активизация переговорного процесса и т.д. — снова вошел в оборот вопрос о необходимости присоединения Арцаха к Армении. Какова Ваша точка зрения? Не правильнее было бы, чтобы Армения признала независимость НКР, и два армянских государства предприняли шаги по воссоединению?

— Хотя это было нашей основной идеей и изначально Движение было нацелено именно на это, я подхожу к этому вопросу с оговоркой, и не без основания. Напомню, что 1 декабря 1989 года была принята Декларация о воссоединении НКР и Советской Армении. Однако за этим не последовали практические шаги руководства Армении. Власти Армении, осознавая сложность положения, не взяли на себя ответственность за судьбу арцахских армян. Возможно, они учитывали тот фактор, что угроза геноцида арцахских армян была гораздо большей, чем опасность геноцида 1915 года для армян Западной Армении. Они могли подвергнуться давлению внешних сил. Арцах же, по моему глубокому убеждению, не должен  управляться ими, и именно благодаря  этому фактору неуправляемости наша победа стала возможной. Еще в октябре 1992 года, когда Арцах уже провозгласил свою независимость, Шуши был освобожден и НКР имела с РА общую границу, когда враг захватил Шаумян и большую часть Мартакертского района, и перед нами стояла задача их освобождения, а мы делали первые шаги на пути созидания государственности, группа депутатов Верховного Совета Армении составила ошеломляющее заявление, адресованное президентам, парламентам РА и Азербайджана, в котором предлагалось превратить Карабах в «родину для свободного проживания» армян и азербайджанцев. В этом документе не было ни единого слова ни о НКР, ни даже о НКАО.

В 90-х годах, в существовавших на то время геополитических условиях, ни Арцах, ни Армения не были в состоянии реализовать идею воссоединения, и мир предоставил возможность создать два армянских государства.

Мы и сегодня должны быть неуправляемыми — с военной и политической точек зрения, пока еще наша проблема не получила окончательного решения. Мы должны быть независимы от внешнего управления, имея в качестве приоритета только лишь национальный интерес. Конечно, мы должны быть хорошо осведомлены, о чем говорят и на «востоке», и на «западе», но  руководствоваться должны исключительно национальными интересами. У сверхдержав есть свои региональные интересы: маленькие страны, подобные Арцаху, должны обладать умением правильно ориентироваться и в нужное время совершать грамотные политические шаги.

— Как бы Вы оценили 25 лет независимости? Такое ли государство должно было быть построено и соответствует ли оно Вашему видению «Нагорно-Карабахской Республики»?

— Создание независимой государственности и Армии обороны Арцаха является самым большим нашим достижением, и остальные победы были достигнуты в Арцахе именно благодаря этому. Но в дальнейшем следовало предпринять шаги, которые обеспечили бы достойное место Арцаха в политике и которые, к сожалению, не были сделаны. Мы допустили ошибки, которые были не вправе совершать…

— Каковы эти ошибки? 

— Ошибки были допущены и во внешней, и во внутренней политике. Заключение соглашения о прекращении огня в 1994 г. было в числе наших неудач во внешней политике: мы были всего в шаге от нашей победы, и внешние силы по известной технологии отняли эту победу, навязав перемирие и не разрешив нам дойти до нашей исторической границы — реки Куры — вслед за отступающим в панике противником. К сожалению, сегодня присущая нашей нации система ценностей рушится по причине наших собственных ошибок и глобализации. Исключение НКР из переговорного процесса также было одной из ошибок нашего народа.

На надлежащем уровне не сформировались гражданское общество и свободная пресса. Произошла поляризация народа и общества, есть безработица и другие нерешенные проблемы,  не состоялся средний класс. В маленьких странах не должно быть монополий, должна быть исключена коррупция.

У нас нет политической элиты, национальной повестки политических проблем, неоспоримого нравственного авторитета. А к каким угрозам приводит отсутствие этих трех важнейших пунктов, можно увидеть на примере Украины. Они потеряли территории, разрушена экономика, страна, которой манипулируют извне, идет к гибели. Наш народ и наша страна должны избежать подобных развитий.

Время требует от нас в кратчайшие сроки устранить все упущения: в противном случае мы окажемся перед угрозой утраты государственности, в результате чего пострадают и народ, и власть, и родина, то есть все мы в целом.

— На Ваш взгляд, что необходимо сделать? Мы можем сегодня исправить некоторые ошибки? И все ли зависит от нас?

— То, что произошло в Арцахе в 1991-1994 гг., случилось по воле Божьей. Конечно, благодаря умению и навыкам правильного управления, решения больших проблем небольшими ресурсами, грамотной тактике и стратегии наших солдат и нашего военного  руководства, но — по воле Божьей. В Библии (Второзаконие, 28:7) сказано: «Одним путем они выступят против тебя, а семью путями побегут от тебя». Эти слова исполнились в Арцахе, и это я не считаю случайностью: у нас не было оружия и боеприпасов, не было лекарств, но Господь сделал несбыточное осуществимым. Геополитические территориальные изменения требуют много времени: по воле Божьей мы добились победы, за что следует воздать славу Господу.

А для исправления ошибок следует приримать правильные кадровые решения, все должны действовать в рамках Конституции и закона, никто не должен быть выше закона. В стране не должно быть атмосферы безнаказанности, речь идет обо всех.

— После апрельской войны активизировались разговоры о сдаче и несдаче территорий, компромиссах: поток информации, зачастую противоречивой и запутанной, огромен. 

 Что Вы можете сказать об этом?

— Я знаю одно — Родину не уступают. Сегодня мы живем всего лишь на 10% территории нашей исторической родины. Перед нами стоит задача возвращения также остальной части. Право жить на этой земле нам даровано Богом, и любая внешняя сила, которая выступает против данного нам права, выступает против Бога — со всеми вытекающими из этого последствиями. То, что сдача территорий неизбежно приведет к войне, нас, армян — к более плохим позициям, а Южный Кавказ — к нарушению региональной системы безопасности, это факт.

Плохо ориентирующимся по карте скажу, что во время апрельской агрессии Азербайджан в открытую показал, что верен своей геноцидальной политике. Об этом свидетельствуют факты жестокого нападения на мирное население Талиша и убийства стариков. А Талиш расположен не на территориях вокруг Нагорного Карабаха, которые, по мнению некоторых, мы обязаны сдать Азербайджану. То есть, Азербайджану нужна не территория, а плацдарм, чтобы подвергнуть население Арцаха геноциду. Следовательно, в так называемых Мадридских или Казанских документах нет какого-либо приемлемого для нас пункта.

В условиях ультимативной стратегии Алиева на переговорах с нашей стороны недопустимо говорить о каких-либо уступках или компромиссах. В настоящее время стремительные геополитические изменения происходят и с нациями, и государствами, и границами. Нам еще предстоит увидеть, каким изменениям подвергнутся Азербайджан и Турция независимо от помощи их покровителей.

Введение в оборот темы сдачи территорий может быть обусловлено разными причинами: в действительности же время доказало, что дипломатические давления не имеют связи с реальной политикой — возможно, делается попытка проверить, проглотят ли армяне эту приманку. Апрельская война показала, что мы не проглотили наживку. Думаю, что теперь настало время принятия очень ответственных решений: если просчитаемся, потеряем все. Что же касается взаимоуступок, то мы уже пошли на компромисс. Освобождена только лишь незначительная часть нашей исторической родины, и нам еще есть что делать: Геташен и Шаумян все еще находятся под контролем Азербайджана.

Каждый субъект международного права должен отстаивать собственные права, а не уступать их другому. Часто мы сами допускаем ошибки, используя опасные для нас недопустимые термины в элементарных формулировках, скажем, «пояс безопасности», «буферная зона», «Азербайджан должен признать право армян НК на самоопределение» и т.д. Между тем право не предусматривает, чтобы кто-то признал его. Это объективно действующая категория, которая была реализована нами. Право на самоопределение закреплено международным правом и дается, чтобы им воспользовались и его реализовали.

— А как же признание страны мировым сообществом? Разве это не важная проблема?

— Важная, но наша безопасная жизнь в этом регионе гораздо важнее. Мы сегодня де-факто независимы, а что будет де-юре — покажет будущее. И зависит это от наших правильных шагов.

— И каковы эти правильные шаги? 

— Формирование власти путем нормальных, прозрачных выборов, проведение правильной кадровой политики, то есть формирование политической элиты, компетентной, сведущей, которая знала бы, как нужно говорить с внешним миром. Ни одну нацию в мире, борющуюся и отстаивающую собственное право, не оставили без поддержки. Нет черной и белой политики. В политике всегда есть альтернатива. Правильные шаги укрепят наши позиции во всем регионе.

— Но ведь существуют региональные интересы сверхдержав, и для их продвижения прибегают к давлению, которому не всегда удается противостоять. 

— Вот поэтому я и говорю, что Карабах должен быть неуправляемым со стороны внешних сил.

Армения или должна противостоять этим давлениям, как гарант нашей безопасности, или выйти из переговорного процесса, благодаря чему восстановится формат самих конфликтующих сторон — Азербайджана и НКР.

— Рассматривается и вопрос ввода в Карабах миротворцев. 

— Ввод в Карабах любых миротворцев я считаю неприемлемым. Самым лучшим миротворцем является армянский солдат. Нам довелось увидеть миротворцев в 90-х годах, которые осуществили операцию «Кольцо» и т.д., а другие — захватили Мартакерт и Шаумян.

— Вы постоянно говорите о национальном интересе. Как быть, если он противоречит интересам крупных игроков?

— Высшие интересы армянского народа никоим образом не противоречат интересам мира и человеческой цивилизации. Интересы нашего народа созвучны общечеловеческим интересам. Кто думает иначе, ошибается — независимо от занимаемого им геополитического положения и его силы.

Србуи Ванян

«Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: