ПРОЖИТАЯ ИМ ЖИЗНЬ – ЭТО ЗАВЕТ ПАТРИОТИЗМА ПОТОМКАМ


 Закономерность или просто случайность? Судите сами… Подарив библиотеке на итальянском острове Святого Лазаря (кстати, самой большой армянской библиотеке мира) написанную мной книгу о Леониде Азгалдяне и Владимире Балаяне, я вернулась в Венецию и в отеле «Александр» получила СМС от дочери: «Мама, наконец-то Леониду и Владимиру присвоено звание Героев Арцаха». Эмоции переполняли меня, ведь, собирая годами истории о них, их подвигах, я привязалась всей душой к ним и их родным. Мало сказать, что я рада вновь вернуться к моим героям в связи с присвоением им высшего звания «Герой Арцаха», героям, светлый образ которых будет служить ориентиром для грядущих поколений…

Прожитая кавалером ордена «Боевой крест» первой степени РА и НКР, командиром Армии независимости, основателем–командиром освободительной армии, награжденным орденами «Герой Арцаха», «Золотой орел», ученым, физиком Леонидом Рубеновичем Азгалдяном жизнь – это завет патриотизма потомкам.
На военном этапе национального пробуждения он уже прекрасно понимал, что ждет страну. Вначале занимался изготовлением оружия, глубоко изучал военное дело. В 89-м Мовсес Горгисян предложил Леониду стать командиром «Армии независимости». Полностью поглощенный изготовлением оружия и боеприпасов Леонид принял предложение только после гибели Горгисяна, встретившись с Ашотом Навасардяном. Став командиром войскового соединения, Азгалдян сразу же выступил с серьезными и основательными предложениями. Он прекрасно знал Армянское нагорье и военное дело. Их первая военная база находилась в селе Гюнашли Варденисского района, и здесь он начал переподготовку своих соратников, чтобы сделать из них настоящих бойцов. Организация военного дела была его стихией. Когда началось Движение, Леонид был уверен, что победа будет одержана только на поле боя, что нужны только военные победы. В Арцахе он объединил лучших воинов. «Армия независимости» имела высокую боевую подготовку и одерживала весомые победы с малыми потерями.
Л. Азгалдян родился 22 ноября 1942 года в Тбилиси. Затем семья переехала в Ереван. По окончании школы имени Мравяна Леонид поступил на факультет радиофизики Московского государственного университета имени Ломоносова. После смерти матери он вернулся и продолжил учебу в Ереване. Стал радиофизиком, ученым, директором научно-исследовательского института…
Арцахская освободительная борьба открыла в жизни многих новую страницу, в том числе в жизни Л. Азгалдяна. Основатель-командир освободительной борьбы участвовал в боях по защите и освобождению населенных пунктов Бузлух, Эркедж, Манашид, Марага, Кичан, Цамдзор, Тог, Имерет-Керевенд, Чагувушан, Агдабан, Маниклу, Баш Гюнепая, Орта Гунепая, Срхавенд. В результате 8 широкомасштабных военных операций «Армия независимости» под командованием Л. Азгалдяна освободила 27 населенных пунктов, раненых было мало, трое погибли. После победных боев в течение 1,5 лет количество жертв составило всего шесть человек. Вот такую военную единицу создал интеллигент, ученый и большой патриот, о котором министр обороны независимой Армении Вазген Манукян сказал: «В этом кресле должен был сидеть Леонид Азгалдян».
Леониду должности не нужны были, у него были другие идеи, цели и мечты… Доказательством сказанного является сохранившаяся видеопленка, где он говорит: «Там (он имел в виду все Армянское нагорье) фактически находится форпост нашей нации. Это Геташен, Шаумян, Арцах, Зангезур и т.д. Они под угрозой уничтожения, и это не пустые слова, а фактическая реальность. В любой момент малочисленная сила может совершить нападение, отрезать их от нас и повторить 1915 год. Легко». А когда в очередной раз пустили слух о его гибели, он сказал следующее: «Не верьте, если придут и скажут, что я погиб. Я погибну перед крепостными стенами Стамбула…». Командир, живший с мечтами об Ай Дате, погиб 21 июня 1992 года. Командир Азгалдян стал путником вечности, своим постоянным присутствием держа на высоте дух своего войска.
— Леонид был олицетворением истинного человека, — говорил доброволец Саркис Ацпанян.
По свидетельству председателя Мартакертского территориального совета азатамартиков Григория Мирзояна, непорочное имя командира всегда у них на устах. «Помню, — рассказывает Григорий, — как ко мне подошли ребята, когда я нес дежурство. Мы разговорились. Вернее, я перекинулся с ними парой слов. В тот момент подошли Леонид и Владимир. Леонид сказал мне: сдай оружие и форму и поезжай домой. Я хотел сквозь землю провалиться. Но кто осмелился бы не выполнить приказ командира, хотя знал, что особой вины у меня нет. Одним словом, я подчинился. Для меня это было большим оскорблением. Стыдился пойти домой и сказать, что у меня взяли оружие. Тогда это было бесчестьем. Я не мог пойти наперекор Леониду, а с Владимиром мы были односельчанами, и вечером я пошел к нему домой, чтобы помог вернуть мне оружие и форму. Владимир сказал мне: отдохни пару дней, потом посмотрим, что можно сделать. Через два дня, «к счастью», возобновились бои на Матагисском направлении. Я поспешил туда и встретился с Леонидом и Владимиром. Они достали из «Вилиса» пулемет и отдали мне. Так я вновь вернулся в строй. Железная дисциплина не была для них самоцелью, и все мы прекрасно это понимали».
Всегда и везде Леонид шел впереди… Взаимоуважение, преданность, личный пример – эти его качества внушали почтение, и все ребята старались походить на своего командира.
«Он был воином, наделенным исключительной преданностью, исключительной храбростью, — рассказывает член военного совета мартакертского фронта Нерсес Оганджанян. – Леонид был серьезный, образованный, знал тонкости военного дела. Он изучал военный опыт Ливана, Израиля, России и на основе их синтеза хотел получить единицу, соответствующую армянскому менталитету. Леонид хотел сделать из наших ребят настоящих воинов, которые должны быть преданными, самоотверженными и готовыми сражаться в любых частях исторической родины. У Леонида были далеко идущие цели. Возник тип солдата, который фактически служил примером… Не пить, не курить, быть полностью преданным военному делу. Ребята Леонида всем отличались от бойцов других отрядов. Леонид и Владимир создали такую школу, которая стала служить примером не только для всего района, но и всего Арцаха. Они знали цену каждому патрону, потому что приобретали их с большим трудом и на скудные средства. Леонид говорил: нас мало, и у нас должна быть своя модель, каждый наш воин должен уметь сражаться с 20 вражескими солдатами. У нас не советская армия, мы не можем допустить большие потери, экономия должна быть во всем.
Будучи ученым, Леонид в зрелом возрасте встал на защиту родины и своим личным примером воодушевлял людей. Леонид был теоретиком, но во время боевых действий никогда не отставал от молодых ребят. Человек с таким интеллектом, знанием военного дела — явление уникальное. Меня всегда удивляло его масштабное мышление. Я впервые от него услышал, что у нас должен быть крепкий тыл, что Карвачар должен быть освобожден, чтобы нам ничего не угрожало с тыла. У него было много планов, и он всегда заставлял нас ускорить тот или иной процесс».
Сохранилась видеопленка с его словами, адресованными народу. Он призывал быть бдительными, готовыми к большим сражениям, к новому Аварайру и Сардарапату. Мы должны жить, воюя и побеждая, говорил он.
По словам его единомышленника и боевого товарища Овсепа Овсепяна, Леонид был требовательным, никто не имел права говорить, что он чего-то не знает.
«После встречи с ним, — вспоминает Овсеп, — основной темой наших бесед было освобождение Западной Армении. Он всегда повторял, что эта война только первый этап борьбы. Народ должен объединиться, создать сильную армию, чтобы мы смогли представить миру наши национальные проблемы. Он придавал важное значение не только признанию геноцида, но и защите прав нашей нации на своих исторических землях. Это было его целью. Поэтому он считал Арцахское движение только первым этапом нашей борьбы. И никогда не рассматривал Арцах как отдельную республику, это Армения, и точка. Он говорил, что и Арцах, и Нахиджеван, и Гандзак, и Западная Армения – это Армения…»

 

 

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям: