Рузан ИШХАНЯН. КАК ПОНИМАТЬ «СТРАТЕГИЧЕСКОЕ СДЕРЖИВАНИЕ» В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛЬНОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ?


Глобальное противостояние США – Россия, сопровождаемое политической и воинственной риторикой, максимально дает о себе знать в зонах влияния бывшего Советского Союза, превращая черноморский, ближневосточный и южнокавказский регионы в «горячие точки» конфликта.

Нежелание Запада сотрудничать с Россией ведет к углублению глобального противостояния. В результате осуществляемой США политики «мягкой силы» (концепции распространения демократической системы ценностей) на Ближнем Востоке произошло свержение режимов в Ираке, Ливии. Такой же сценарий смены власти в Сирии однозначно не соответствует интересам РФ. Украина перешла на сторону Запада, на Южном Кавказе подобный путь развития избрала Грузия. В условиях геополитических изменений Россия пытается продвигать свои интересы.

Меры, направленные на ослабление сверхнапряженности в отношениях США – Россия, естественно, надо ожидать от Москвы и Вашингтона. Такая мысль просматривалась в подтексте заявления пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова 11 ноября. По словам Пескова, дефицит доверия между РФ и США с каждым днем растет, причиной чего является откладывание подготовки встречи Путин – Трамп.

Устами Пескова было произнесено послание Кремля Соединенным Штатам: обе стороны одинаково обеспокоены ситуацией, связанной с ракетами средней и меньшей дальности, и пока неясно, какой будет судьба этого документа. «Значит, надо сесть за стол переговоров».

Противоположные силовые центры, кажется, неплохо представляют себе свои задачи. Тем не менее, «сесть за стол переговоров» по разным причинам превратилось в трудноразрешимую проблему. Муссировались слухи о проведении встречи Путин – Трамп в Париже в рамках мероприятий, посвященных 100-летию окончания Первой мировой войны. Этого не случилось, по-видимому, из-за недостаточного уровня подготовки сторон. В Москве надеются провести встречу Путин – Трамп на очередном саммите «Большой двадцатки» (G 20), который планируется провести в столице Аргентины Буэнос-Айресе. Об этом тоже нет четкой договоренности: российский источник ссылается на аргентинскую информацию о том, что количество встреч в рамках саммита в Буэнос-Айресе Трамп свел к минимуму.

Вернемся к визитам советника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона в Россию и Южный Кавказ. После встреч Болтона в Российской Федерации близкие к официальным кругам российские издания написали о том, что этап партнерства между Москвой и Вашингтоном завершился и отныне США должны ожидать от российской стороны асимметричных ответов. Москва намекнула на «стратегическое сдерживание». В центре очередного противостояния США – Россия в основном лежит подписанный сторонами в 1987 году договор о ракетах средней и меньшей дальности. Дональд Трамп считает, что Москва нарушила этот договор.

Кремль заявил также, что установленные США санкции против Ирана косвенно направлены против России. Министр иностранных дел Сергей Лавров, представляя российскую позицию, заявил, что санкции «абсолютно нелегитимны и противоречат положениям Совета безопасности ООН. Для России неприемлемо строить политику на основе ультиматумов и односторонних требований».

Российско-американское противостояние дает о себе знать и в зоне украинского конфликта, страсти разгораются вокруг занятия господствующего положения в Черном и Азовском морях. В своем выступлении в Европарламенте глава европейской дипломатии Федерика Могерини назвала Черное море «европейским», отметив, что на берегах Крыма и Сочи господствующее положение займут военные корабли НАТО. Говоря о черноморском регионе, Могерини имела в виду также Азовское море. По мнению генсека НАТО Йенса Столтенберга, в этом регионе Россия давно «играет мускулами». Российская же сторона отметила, что Азовское море – это водные ресурсы России и Украины, следовательно, военные корабли в Азовском море могут появиться только с согласия двух сторон. Если же Украина полагает, что может пригласить в море военные корабли НАТО или другие военные корабли, то ошибается. Россия этого не позволит.

В анализе Российского общественного института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона есть одно примечательное замечание. Евросоюз не очень занимается военными делами, просто европейцы хотят иметь особую структуру и, что важнее, соблюдать определенную дистанцию от США. Речь о мерах Евросоюза, предпринятых для создания европейской армии, полиции и разведки.

Этот вопрос затрагивался также в Париже. На встрече с Трампом в Елисейском дворце президент Франции Эммануэль Макрон сказал, что программы по созданию единой европейской армии не противоречат обязательствам перед НАТО. В то же время он отметил, что европейская армия должна защитить Европу от Соединенных Штатов, России и Китая. Столь противоречивое заявление должно было разгневать Трампа.

Любопытно то, как будут развиваться отношения Евросоюз – НАТО. Возникает также вопрос: как понимать «стратегическое сдерживание» и каков его механизм, если противоположные силовые центры не уступают друг другу по своему военному потенциалу?

Может, механизм сдерживания внутри самого силового центра? Международное сообщество считает позитивным состоявшиеся в США промежуточные выборы, в результате которых демократы получили большинство голосов в нижнюю палату Конгресса – палату представителей. Кстати, именно они подписали соглашение с Ираном. Политические аналитики не исключают возможности вернуться к этому важному международному документу.

Будем следить за развитием событий.

Рузан ИШХАНЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: