С какой целью и как создавался камерный оркестр Арцаха


Orkestr 29-11-14Ровно 10 лет назад в культурной жизни нашей страны произошло важное событие – был создан Арцахский государственный камерный оркестр. Осенью 2004 года из Еревана приехала группа высокопрофессиональных музыкантов под руководством признанного в Армении дирижера Геворга Мурадяна.

Нынешним летом состоялся юбилейный концерт, приуроченный к 10-летию оркестра, что и послужило поводом для нашей беседы с директором оркестра, пианистом, композитором Симоном САРКИСЯНОМ. Человеком, стоявшим у истоков создания, формирования оркестра, выполняющим не только экономическую и административную деятельность, но и ставшим неотъемлемой частью творческого коллектива.

— Симон, с какой целью и как создавался Арцахский государственный камерный оркестр? Думаю, что это был тот случай, когда проявились единство, консолидированная воля меломанов столицы НКР, государства, интеллектуального и предпринимательского потенциала Диаспоры для претворения в жизнь данной идеи. В начале 2004 года Вы были назначены директором несуществовавшего еще де-факто оркестра. А в сентябре того же года из Еревана приехали музыканты во главе с Геворгом Мурадяном, и уже в октябре состоялся первый концерт. Как проходил весь процесс подготовки – от Вашего назначения до первого концерта оркестра?

— Хочу напомнить, что в то время министром культуры был Армен Саркисян. Действительно, этой идеей были одержимы многие деятели культуры и меломаны города. Да, все это было. Но как создать, воплотить идею в жизнь? Должен был быть кто-то, кто бы реально выполнил всю эту работу. Думаю, вклад Армена Саркисяна состоял в том, что ему удалось поставить перед правительством задачу и обосновать необходимость создания камерного оркестра. Несомненно, реализовать ее силами одного лишь нашего государства в финансовом плане было бы невозможно. В этом смысле помощь AGBU (Армянского общего благотворительного союза (АОБС) на первом этапе создания оркестра сыграла большую роль. Признаться, данная организация планировала помочь только на этапе становления — в первые несколько лет. Но, убедившись, что мы выполняем нашу работу добросовестно, оправдываем надежды, этапы развития проходят на надлежащем уровне, а зритель с большим удовольствием посещает концерты (вся информация полностью доходит до них), ответственные лица Союза решили продолжить содействие.

Словом, меня вызвали из министерства. Мне было 29 лет, подобной работы я никогда не выполнял, но она соответствовала моим предпочтениям. Думаю, меня пригласили, учитывая мое классическое музыкальное образование и сугубо человеческие качества. В течение нескольких месяцев я несколько раз ездил к Геворгу Мурадяну, чтобы решить музыкальные и технические вопросы. Например, сколько специалистов нам требуется, или какие инструменты необходимо доставить из Еревана и тому подобное. И в один прекрасный осенний день, кажется, 12 сентября, нам позвонили из Еревана и сказали, что группа выезжает в Арцах. А через месяц мы уже дали первый концерт.

— Как проходил этап становления?

— Вначале было очень трудно… Конечно, проблем с исполнением у нас не было. Проблемы были социально-экономического плана. В дальнейшем, когда прибывшие из Еревана музыканты оркестра стали преподавать в музыкальных заведениях Степанакерта и Шуши, благодаря чему появилась возможность готовить кадры из одаренных местных детей, которые были включены в состав оркестра вначале со своими учителями, а потом – вместо них, острота социально-экономических проблем, отчасти, была снята. Сегодня из прибывших из Еревана 13 музыкантов постоянно в оркестре работают только четверо…

— Удается ли местным кадрам обеспечивать качество исполнительского мастерства, соответствующего уровню их учителей?

— В целом, да. Учеба у столь высокопрофессиональных музыкантов, выступления с ними на концертах сформировали у этих одаренных детей серьезный подход к своему делу. Они прошли хорошую профессиональную школу. Многие из включенных сегодня в состав оркестра молодых людей весьма успешно выступали на различных фестивалях и конкурсах Армении и других стран. У них еще все впереди, они очень молоды – им по 15, 16, 17 лет, а окончившим консерваторию – 23-24 года. С каждым годом они играют все лучше и лучше. Кстати, хорошая игра обусловлена не только профессиональным владением техникой, но и психологической зрелостью. И с каждым новым концертом молодые исполнители демонстрируют более зрелую игру.

Частые концерты — благодатная почва для проявления себя как личности. Да, в Арцахе много талантливых детей. Однако в нашей действительности отсутствует очень важный фактор: у нас нет хорошей школы. В этом смысле оркестр стал настоящей кузницей для струнников. К примеру, хороших камней в Арцахе много, но шлифовать их возможно только за пределами Арцаха – в Ереване, других развитых странах. У нас слаба технология обработки. Она не то что отсутствует, просто ее недостаточно, чтобы довести одаренных детей до большого мастерства.

— Не считаете ли Вы, что это нормальное явление, ибо квалифицированного специалиста трудно удержать в периферии? Ведь хороший специалист требует высокой зарплаты, и это справедливо. В противном случае, в чем же тогда смысл подготовки высококвалифицированного специалиста, если он будет зарабатывать наравне с посредственным?

— Возможно, все это и имеет значение. Но, думаю, ситуацию можно изменить. На мой взгляд, следует изменить подход к сфере культуры: выделять гораздо больше средств, причем не с целью приглашения известных артистов извне. Я согласен, это тоже нужно. Но нашим музыкантам и нашим артистам надо скорее предоставить возможность проявить себя в других странах: чтобы они увидели мир, развивались, совершенствовались, шлифовались. Что представляет собой технология шлифовки и совершенствования? Это пригласить хороших учителей, обеспечить их самым необходимым, причем — лет на пять, чтобы за эти годы они успели основать школу.

Как это имело место в случае с музыкантами струнных инструментов. Посмотрите, какой отличный результат получен от концертной и педагогической деятельности прибывших из Еревана высококвалифицированных музыкантов камерного оркестра. Это верное направление, которое следует продолжить и применить к процессу освоения других инструментов. Достаточно пригласить двух-трех квалифицированных специалистов, играющих на разных инструментах, чтобы через несколько лет ситуация изменилась.

— К сожалению, многие из прошедших переподготовку за пределами Арцаха одаренных молодых людей не вернулись на родину, в лучшем случае остались в Ереване…

— Да, к сожалению, это так. Но есть и те, кто вернулся. Их мало, но они есть. Еще в студенческие годы многие мне говорили, ты должен, как минимум, остаться в Ереване, но мой уважаемый и любимый преподаватель Эдвард Мирзоян сказал: «Симон джан, ты обязан служить своему народу. Ты нужен Карабаху». И это было не только мнением моего учителя, но и моим глубоким убеждением. Я ничуть не сожалею, что вернулся. Здесь я на своем месте. Мне удалось поднять на надлежащий уровень деятельность отдела теории музыки музыкального колледжа. Вся та молодежь, которая желает продолжить учебу за пределами Арцаха, занимается со мной. Порядка 60 молодых людей успешно выдержали экзамены в консерваторию по тем предметам, которые преподаю я. Вы знаете, что для профессионала самое трудное? Когда его окружение составляют непрофессионалы или слабые специалисты. Камерный оркестр – лучшая среда для профессионала. Мое сотрудничество с Геворгом Мурадяном дает желаемые результаты. Мы понимаем друг друга даже без слов. По характеру мы люди почти одной натуры. Он поддерживает должный уровень внутри, я – снаружи. Наша разница лишь в возрасте. Конечно, мы часто спорим по тому или иному вопросу, но это не мешает общему делу, напротив, помогает правильно сориентироваться.

— В последнее время много говорится о преобразовании Арцахского камерного оркестра в симфонический. Насколько реален этот замысел?

— В жизни я реалист. К любому предстоящему событию я подхожу трезво, анализируя его всесторонне и во всех аспектах. Симфонический оркестр вполне реализуемая идея. Однажды была сделана попытка. Бывший премьер-министр Анушаван Даниелян попросил представить смету по увеличению в оркестре числа духовиков. Мы представили ее, но, к сожалению, эта попытка не увенчалась успехом. У нас есть хорошие музыканты, играющие на кларнете, флейте, трубе, но нет специалистов, владеющих игрой на редких инструментах – валторне, гобое, тромбоне, фаготе. В Ереване такие специалисты имеются, хотя их и мало. Если их пригласить и профинансировать, в течение 2-3 лет можно будет добиться высоких результатов. Я уверен, что у нас все получится, так как прецедент есть. Словом, если государство совместно с каким-либо благотворителем сможет оказать поддержку, а именно профинансировать, то симфонический оркестр в Арцахе, как и 10 лет назад камерный оркестр, станет реальностью. И что важно: специалистов следует приглашать не для проведения мастер-классов (для подготовки хороших специалистов этого очень мало), а на постоянную работу, обеспечивать их квартирой. Духовые инструменты стоят дорого, то есть и в этом вопросе также требуется содействие государства или спонсора.

— Как Вы думаете, есть ли у наших меломанов и музыкантов потребность слушать музыку в исполнении симфонического оркестра?

— Несомненно. У симфонического оркестра своя притягательность. Объем большой, а стало быть, обилие и богатство красок. Да, существование симфонического оркестра для нас, музыкантов и меломанов, востребовано. Помимо этого, оркестр станет кузницей и для увлеченной духовыми инструментами одаренной молодежи. И очень важно, чтобы талантливые молодые музыканты после обретения мастерства за рубежом возвращались на родину и имели соответствующую своим навыкам работу – во благо развития культуры Арцаха.

Сусанна Балаян 

«Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: