СТЕПАНАКЕРТ. СТАРАЯ УЛИЦА, НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ…


Если внимательно посмотреть на список улиц Степанакерта, то заметим, что многие из них переименованы по разным обстоятельствам. Есть улицы, которые «со дня рождения» носят свое имя. В их числе улица Великого армянского поэта Ованнеса Туманяна.

Ознакомимся с ее историей и проблемами. В последнее время там идут работы по благоустройству и строительству. Старые и ветхие дома приобретают подобающий вид. Улица обретает новый цвет. Как всегда, новое воспринимается неоднозначно, сталкиваются мнения, появляются новые варианты решения, новые подходы и предложения. Ремонтно-восстановительные работы на улице Туманяна начались на благотворительных началах, в настоящее время они временно приостановлены в связи с уточнением проектных работ. Эскизный вариант проекта будет обсуждаться также на градостроительном и архитектурном совете при Степанакертской мэрии, и, получив согласие, процесс ремонта возобновится.

Поговорив с жителями улицы Туманяна, приходишь к убеждению, что тему невозможно исчерпать, тем более в одной статье. На первом этаже дома N 1 по улице Туманяна находится офис архитектора Сергея Галстяна, на верхнем этаже — жилой дом. Его построил дед моего собеседника Джалал Галстян в 1945 году. Сергей, несмотря на молодой возраст (родился в 1981 г.), хорошо знает историю родной улицы. На начальном этапе создания она называлась «Совпроспект». Одна из старых и центральных улиц города. Улица сформировалась «в честь» русской воинской части. Даже сегодня вдоль улицы есть деревянные и облицованные дома. Сохранились дома 1800-х гг., в том числе дом N 4, где жил первый фотограф города Арменак Дадаян. Известными жителями улицы являются Бабуровы, Огановы… дед Сергея Джалал, который был председателем Спорткомитета, директором «Мехзавода».

Вдоль улицы были расположены объекты общественного значения: «Кабак Арустама», «Маяк». Улица в основном построена из тесаных камней, привезенных из Шуши после погромов 20-х гг. Из разрушенного Шуши их привозили на телегах. Об истории улицы Сергей узнал от деда и отца, помнит также, как с бабушкой Марией Асцатуровой ходили в магазин, где продавались дефицитные товары для ветеранов войны и труда. Хорошо помнит, как перед каждым домом была скамейка из огромного плоского камня. Бабушка сидела там и разговаривала со всеми, Сергей же тянул ее за подол платья, чтобы быстрее зашла в дом, но бабушка была непреклонна, со всеми должна была поговорить.

Относительно архитектуры улицы Сергей сказал следующее: обычная армянская архитектура, в провинциально-деревенском стиле, с использованием местных материалов — камня, дерева, жести, черепицы, местного кирпича. Улица не отличается особыми архитектурными решениями, но незаменима как старый квартал — с первыми домами, рассказывающими об истории города. По словам нашего собеседника, если сегодня он не имеет особого значения, то лет через 50-100 будет представлять собой уникальную ценность. На наш вопрос, а выстоят ли эти строения столько лет, он ответил: выстоят, если проявить государственный подход. Работы по благоустройству осуществляются сейчас на благотворительные средства: владельцы ресторана «Флоренс гарден» хотят создать вокруг своего здания красивую среду. Они делают доброе дело, но существует проблема подходов. Для кого-то приемлемы пестрые цвета (мол, они создают настроение), для других — нет. Швейцария многоцветна, но там есть гармония. Хотя некоторые считают все это безвкусицей. По мнению архитектора, проектные, технические условия должно контролировать государство. Тем более, что на улице Туманяна расположены дома-памятники, речь идет о домах ¹¹ 59 и 63. Шум вокруг ремонта улицы в последнее время возрос. Кстати, жители улицы самовольно осуществляют масштабные изменения. Есть и оборотная сторона медали: нельзя обвинять этих людей, они создают для себя условия (например, до каких пор можно пользоваться санузлом во дворе, семьи растут, нужны спальные комнаты и т.д.). Есть два варианта — либо государство должно строить, либо помогать строительству. Стоит также вопрос сейсмической безопасности.

Очищенные и открывшиеся стены ласкают взор, это традиционные армянские камни, тем самым экономится даже стройматериал. Сохранение национального должно стать нашей общей целью, иначе завтра нам нечего будет завещать потомкам.

В 30-х гг. Степанакерт уже имел генплан.

На мой вопрос, какой бы он хотел увидеть свою улицу завтра, архитектор Галстян признался:

— Зеленой… Сердце щемит от боли, когда вижу, как безжалостно вырубаются деревья. Под предлогом санитарной вырубки уничтожаются вековые деревья: десятилетиями липовые деревья были неотъемлемой частью нашей жизни, кому они мешали, непонятно. Сколько городов в мире могут похвастаться своими липами? Вырубки деревьев порождают другие проблемы. Они защищают улицу от ветров, не говоря о чистоте воздуха, тени.

Мой собеседник высказал также свое мнение о благоустройстве.

— Цвета не гармонируют со средой, но они придали улице новое дыхание и послужили сигналом, чтобы некоторые чиновники проснулись. Потому что это неправильно, когда работы завершены, они приходят и заявляют: это нехорошо, то плохо.

Насколько мне известно, заказан новый проект по благоустройству улицы. Говорят, хотят расширить улицу, вероятно, за счет озеленения и тротуара. Сами жители также должны быть бдительны, очень много безвкусицы, зачастую игнорируется ее облик. Вседозволенность довела до этого, никак не хотят избавиться от «хлама».

Улица центральная, все хотят что-то пристроить, а от этого страдает архитектура.

Следующий мой собеседник — работник ООО «Наринэ Восканян» Лариса Айрапетян. Жила на улице Туманяна (дом N 27) с 1957 года, здесь прошли ее детство и юность. Вспоминает о тех далеких днях, и на глазах появляются слезы от тоски по ушедшим годам. И как она призналась, всякий раз ищет повод, чтобы пройтись по родной улице, часто с внуками, чтобы показать им старый дом, где складывалась ее сказка детства. Еще свежи воспоминания об обувном магазине «Ачико», кстати, лучшем в городе, а их квартира была над магазином. По соседству же жили Осиповы.

По признанию Ларисы, воспоминания о счастливом детстве сопровождают человека всю жизнь. Особенно радовались, когда шел снег. На самодельных санках катались от начала улицы Туманяна — военного городка — до Каршелккомбината. В то время в Степанакерте не было столько машин, и особенно в вечерние часы на улице «властвовали» дети. По словам Л. Айрапетян, их квартал являлся центром Степанакерта. Да, были улица Ленина, площадь, маленький сквер, здание суда, на месте нынешнего магазина «Наири» по улице Азатамартикнери (тогда Кирова) были финские домики, где жили военные, но их улица была другой, особенной.

 На месте Дворца культуры и молодежи были собственные дома, чуть ниже — «Двадцатый», напротив — винзавод, русская военная часть, на месте нынешнего «Олимпа» стояли низкие собственные дома. На этой же улице находились комбинат стройматериалов, Каршелккомбинат, молочный комбинат и мясокомбинат. Из них сегодня действует только молочный комбинат, с болью сказала она и добавила: «На улице все знали друг друга, атмосфера была теплой и непосредственной, вместе делили радость и горе, в нынешние времена степанакертцы изменились, многие уже не знают, кто живет в соседнем подъезде, даже те, кто живет в одном подъезде, месяцами не видят друг друга». Тогда же все было по-другому. Напротив их дома действовал цех по производству пирожков и пончиков (маленький кондитерский цех Григория), которые горячими раздавались по утрам школам, Лариса до сих пор помнит этот аромат. Рядом был «Культмаг», магазин канцелярских товаров, а на месте бывшего «Маяка», нынешнего ресторана «Централ» — столовая N 8. Там в основном обедали военнослужащие русской воинской части. С балконов они наблюдали за ними, и любовь к военной форме передалась им от русских офицеров. В квартале известными были семьи Камалянов, Огановых, народ говорил, улица Огановых: Оганов Амо и Кеверк были уважаемыми людьми не только на улице Туманяна, но и во всем городе. Ниже дома Огановых располагался дом известного Сако: он сохранился по сей день, благоустроенный и красивый.

Перед расставанием Л. Айрапетян сказала слова признательности в адрес всех тех, кто сегодня пытается придать их улице новый вид, стараясь сохранить старое, укрепляет аварийные стены, штукатурит и красит. Да, много говорят о том, что покрашенные стены нарушают колорит старой улицы, но госпожа Лариса возражает: старая их улица возрождается, и это ей нравится, она рада и признательна. Нет прежних луж, нет руин, почему бы не поблагодарить. В настоящее время Л. Айрапетян живет на улице Маштоца, но воспоминаниями и сердцем она с улицей Туманяна, со сказочными днями, которые ушли безвозвратно, но остались воспоминания, помогающие жить.

Сирвард МАРКАРЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: