СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРЕССА


Гласность со своими многосодержательными проявлениями является одним из основополагающих принципов судопроизводства. В первую очередь она предполагает, что каждый гражданин, в том числе сотрудник средств массовой информации, может следить за ходом судопроизводства, делать записи, съемки и т.д.

Вместе с тем как международное, так и внутригосударственное законодательство предусматривает ряд ограничений, касающихся гласности судебного следствия.

Так, согласно статье 6 Конвенции «О защите прав человека и основополагающих свобод», каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, если это требуется в интересах несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или — в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо при особых обстоятельствах, когда публичность нарушала бы интересы правосудия.

Статья 63 Конституции Республики Арцах гласит: каждый имеет право на справедливое, публичное разбирательство независимым и беспристрастным судом своего дела в разумный срок. Судебное разбирательство или его часть в установленных законом случаях и порядке может по решению суда проводиться при закрытых дверях  в целях защиты частной жизни участников производства, интересов несовершеннолетних или правосудия, а также государственной безопасности, общественного порядка или нравственности. Запрещается использование доказательства, полученного с нарушением основных прав или нарушающего право на справедливое судебное разбирательство.

Надо отметить, что положения этой конституционной нормы совпадают с общепринятыми нормами международного права.

Ограничения прав и свобод предусмотрены также Законом НКР «О средствах массовой информации». В частности, запрещено распространение информации, считающейся в установленном законом порядке тайной или пропагандой уголовно наказуемых деяний, а также информации, нарушающей неприкосновенность личной и семейной жизни человека. Запрещено распространение информации, полученной с помощью видеозаписи, если она получена без предупреждения человека о ведении видеосъемки, и этот человек  полагал, что находится вне поля зрения того, кто ведет съемку, неслышим для него и принял для этого достаточно мер, за исключением случаев, когда меры, принятые для того, чтобы быть вне поля зрения или слышимости человека, сделавшего видеозапись, были явно недостаточными. Указанные в законе ограничения свободы слова в сфере информации, а также распространение информации, касающейся личной и семейной жизни человека, разрешены, если это необходимо для защиты общественных интересов.

Нетрудно заметить, что в вышеупомянутых документах на первый план выдвигается  принцип неприкосновенности частной жизни. В общем, частная жизнь — это та  физическая и духовная сфера, которая контролируется самим человеком, т.е. находится  вне контроля государства и общества и неприкосновенна для окружающих. По сути, в этой сфере человек сам определяет свое поведение, формы и рамки своих действий.

Известно, что средства массовой информации влияют на общественную жизнь, освещают деятельность государственных органов, комментируют светлые и теневые стороны их деятельности. Эти обстоятельства и определяют необходимость взаимодействия между государственными органами, в частности, судами и СМИ. На каких принципах и правилах  может быть основано их взаимодействие?

Судебные кодексы НКР 2008-го и 2017 годов оставляют за Советом председателей судов право разрабатывать и утверждать правила сотрудничества судов со средствами массовой информации. Прошло немало времени, однако до сих пор не принят какой-либо документ, касающийся этой актуальной сферы.

А какое решение дано вопросу в судебных кодексах? В Уголовно-процессуальном кодексе  роли прессы отведено столь много места, что одним из поводов возбуждения уголовного дела он считает сообщения прессы о преступлениях. Таковыми же  являются сообщения печати, радио, телевидения о совершенных или готовящихся преступлениях, а также в адресованных средствам массовой информации и неопубликованных сообщениях. По нашему мнению, информация о преступлении может содержаться в фельетонах, очерках, карикатурах и т.д. Хотя на этапе уголовного следствия законодательством не предусмотрена какая-либо норма взаимодействия суда и прессы, журналист в качестве  правового основания для участия на указанном этапе и его освещения может сослаться на статьи Конституции 42 (свобода выражения мнения) и 51 (право на получение информации) и соответствующие положения Закона «О средствах массовой информации».

В гражданском судопроизводстве взаимоотношения суда и прессы в какой-то степени упорядочены. При даче показаний в суде представитель СМИ имеет право не отвечать на определенные вопросы, касающиеся сведений о фактических обстоятельствах, которыми может обнаружиться источник информации. Лица, участвующие в таких судебных делах и присутствующие на судебном заседании при открытых дверях, имеют право делать записи, стенографирование, вести диктофонную запись. Кино- и фотосъемки, видеозапись судебного заседания, а также трансляция по радио и телевидению делают с согласия  сторон, по разрешению суда, рассматривающего дело.

В Административном процессуальном кодексе нет какой-либо нормы, касающейся освещения судебного заседания. Надо полагать, что взаимоотношения суда и прессы в гражданском судопроизводстве действуют также в административном судопроизводстве, учитывая, что порядок административного судопроизводства устанавливается также  Уголовно-процессуальным кодексом постольку, поскольку его нормы по своей сути применимы для административного судопроизводства и не противоречат административному процессуальному кодексу и сути административного судопроизводства.

Самый острый вопрос во взаимоотношениях судов и СМИ возникает в связи с допуском или недопуском журналистов в зал судебных заседаний из-за имеющихся определенных ограничений. И хотя виды ограничений предусмотрены законодательством, журналисты часто воспринимают их как нарушение судьями принципа гласности.

Фактически законодательство Арцаха, с одной стороны, гарантирует право на получение информации, а с другой, в предусмотренных законом случаях, ограничивает ее распространение, гарантируя конфиденциальность личной жизни или защиту общественных интересов. Здесь нельзя также игнорировать презумпцию невиновности, принцип, согласно  которому обвиняемый считается невиновным, пока его вина не доказана в установленном законом порядке.

Каков же вывод? Решение судом по столь деликатному вопросу должно исходить не из личных чувств, а действующего законодательства и обстоятельств, вытекающих из дела.  Судья обязан сделать непростой выбор между общественным интересом и правами человека, а соображения журналиста должны исходить из судебных актов, вступивших в законную силу. В противном случае журналист, давая информацию о результатах дела,  рассмотренного в суде первой инстанции и апелляционном суде, должен добавить, что судебный акт пока не вступил в законную силу и может быть обжалован в вышестоящей судебной инстанции. В любом случае информированность общества о наказании  преступника укрепляет веру в правопорядок и законность.

Не секрет, что в Арцахе культура отношений суда и прессы не находится пока на надлежащем уровне, а это приводит к тому, что слово суда не бывает должным образом  услышанным обществом. Даже небольшое журналистское расследование может содействовать утверждению справедливости. Нельзя игнорировать и тот факт, что, не имея  необходимых правовых знаний, журналисты не представляют общественности материал на надлежащем уровне, а судьи нередко избегают журналистов и не предоставляют им соответствующих сведений. В результате страдает общество. Атмосферу недоверия между судьями и журналистами, конечно же, можно устранить, и в случае взаимодоверия они могут стать реальными партнерами, содействуя тем самым повышению уровня доверия граждан к судебным органам.

Законодатели Республики Армения предприняли в этой области действенные меры, заслуживающие внимания. В конце января текущего года в Национальное Собрание РА был представлен проект о внесении изменений в судебные кодексы в пользу  журналистов, и Комиссия по государственно-правовым вопросам и защите прав человека  единогласно дала положительное заключение. Будем надеяться, что и законодатели Арцаха в ближайшее время уделят внимание данному вопросу.

Владимир ОВСЕПЯН

Судья Верховного суда Республики Арцах, 

Заслуженный юрист


Понравилась запись? Расскажите друзьям: