ТОСКА С ОТРАЖЕНИЕМ НАДЕЖДЫ, ОЖИДАНИЯ


 Чтобы по возможности избежать палящего солнца, мы отправились в командировку на рассвете. Старинное село Даграв Аскеранского района расположено в 19 км от столицы и 18 км от райцентра. Дороги здесь продолжают оставаться неблагоустроенными. Кругом живописная природа, а первое впечатление такое, что жителей в селе мало или еще не проснулись. Судя по приусадебным участкам и ульям, в селе каждая семья занимается своим делом. Самый красивый в селе дом, бросающийся в глаза портретом, повешенным на стене балкона, и узорчатыми воротами, подсказывал, что хозяин дома – любитель искусства, конкретно художник. Разглядывая запертые ворота, я делала предположения, и вдруг меня прервал бойкий голос издалека: «Идите сядьте на моего осла Горшука, чтобы счастье вам улыбнулось».

Моим первым собеседником оказался дедушка-весельчак Эдуард, который приближался к нам с оседланным ослом. Розовое седло Горшука, предусмотренное для гостей, дедушка предложил и мне. Достаточно была удивлена, когда сельчане рассказали, что годы назад бодрый дедушка жил обособленно, замкнуто. Как сказали сельчане, к всеобщему удивлению сегодня дедушка Эдуард чересчур активный, словно обрел вторую жизнь. Дедушка не уклонился от разговора, но извинился и ушел, обещав быстро вернуться. Через несколько минут пришел, аккуратно одетый – в белой сорочке, черных брюках, с причесанными волосами… Моя двусмысленная улыбка, которую нельзя было скрыть, еще больше его воодушевляла. Альтернативы у меня не было, я пригласила дедушку на беседу.
Ему 81 год. С 1954 года жил в Сумгаите. Работал на местном химическом комбинате. Был всем известным бригадиром, как он сам говорит, суперпрофессионалом, всегда готовым прийти всем на помощь. Когда в 1988 году азербайджанские власти начали армянские погромы в Сумгаите, Эдуард вернулся на родину. У жизнерадостного на первый взгляд человека была горькая судьба. В тот переломный период в Каспийском море утопили его 18-летнюю дочку. Сегодня вместе с супругой он скучает по двум детям. Сын живет в России, дочь – в Степанакерте. Скучает, но не жалуется. Признается, что сын уговаривает его с матерью переехать в Россию, но они не соглашаются. Сегодня основным занятием дедушки Эдуарда является земледелие, заодно не дает скучать всем, кто приезжает в село. А перед расставанием с нами в шутку сказал, что готов обменять свою 80-летнюю старуху на двух сорокалетних…
Дедушка Валерий и бабушка Наира также из числа сельчан преклонного возраста. С ними мы встретились в прихожей полуразрушенного дома. Как и предыдущий мой собеседник, они также живут с тоской по своим детям, с той лишь разницей, что живущие далеко от родины дети даже не вспоминают о своих родителях. На мой вопрос, когда дети в последний раз приезжали в село, старики посмотрели друг на друга и, стараясь сдержать слезы, потупили головы… Все было ясно из их красноречивого молчания…
Тем не менее, они не озлобились на мир, не ожесточились. Приняв удар судьбы, они еще больше «окрепли». Не жалуются… А на кого жаловаться — на своих детей? Родители никогда не таят в сердце злобу. Горе и страдания еще больше сблизили супругов. Поддерживая друг друга, живут с любовью и заботой друг о друге. Телевизор – неразлучный друг моих собеседников. Дедушка сказал, что смотрит почти все передачи Арцахского общественного телевидения. «Для нас в мире нет более спокойного места, чем наш дом, наши четыре стены. Крепко связаны с родной землей. Здесь могилы наших родных, и отсюда мы никуда не уедем, хотя и ехать некуда, — признаются они и добавляют, — чем больше мы стареем, тем глубже тоска».
Да, в их глазах была сильная тоска с отражением надежды, ожидания. А полуразрушенный и почти пустой дом и маленький огород – это целый мир для состарившихся супругов. Живут с надеждой, что однажды их дети откроют двери давно опустевшего дома и свои сердца.

 

 

 


Понравилась запись? Расскажите друзьям: