УЧАСТИЕ ЖЕНЩИН В ПОДПОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


В подпольный этап Карабахского движения было вовлечено ограниченное количество людей.

Причины понятны. Существовала вероятность просчета в отборе новых лиц. К подпольным работам привлекались люди с надежной репутацией. Таковыми оказались директор Мартунинской центральной библиотеки Рита Геворкян и ее 9 сотрудников.

Р. Григорян вспоминает времена политики горбачевской перестройки, когда с Григором  Улубабяном (сородичем Баграта Улубабяна) они вели беседы о нашей никогда не утрачивающей своей актуальности, наболевшей проблеме. В один из январских дней 1987 года Рита Геворкян получает от Г. Улубабяна предложение принять участие в подпольных работах. Она вспоминает, с каким вдохновением пошла на свой первый подпольный сбор, который проходил в здании Мартунинского союза слепых (директором был Владик Хачатрян). Она и Григор Улубабян стали доверенными лицами Игоря Мурадяна, посредством которых до народа доводилась необходимая информация.

Библиотека была подходящим местом для подпольной деятельности, особенно в те годы, когда недостатка в посетителях не было. На начальном этапе Движения необходимо было вести с народом беседы, пробуждающие национальное сознание, а для этого требовались помощники. Из 30 своих сотрудников Рита Геворкян выбрала 9 и не ошиблась. Это Элла Оганян, Лиана Хачатрян, Стелла Балаян, Нелли Саркисян, Лаура Бабаян, Гаянэ Арустамян, Тамара Матевосян, Светлана Тонян и Володя Даниелян. Двое из них и  сегодня работают в библиотеке. В то время в библиотеке работала одна азербайджанка, которая всеми путями хотела выведать у них информацию и довести ее до вышестоящих органов. Однако подпольщикам удалось изолировать ее. Постепенно поручения обрели практический характер. Отправляемые из Еревана листовки нужно было размножить, а в то время это было делом непростым — текст листовок набирался на печатной машинке. Затем их нужно было распространить среди народа, а это было очень опасно: можно было попасться или передать листовку не совсем надежному человеку. Рита Геворкян  вспоминает резкую перемену в скептических настроениях людей: это произошло после отправленной Абелом Аганбегяном листовки, в которой он писал, что наше требование о воссоединении справедливое, и оно должно воплотиться в жизнь. Воодушевившись, люди передавали друг другу слова знаменитого ученого и преисполнялись верой в то, что на этот раз наше справедливое требование получит положительное решение. За короткий период удалось собрать подписи большинства жителей района, чувство страха постепенно уступало место смелым действиям. Затем наступил период отправки телеграмм в ЦК КПСС, Верховный Совет СССР от частных лиц, и эти молодые девушки от имени лиц, подписавшихся под обращением о присоединении, составляли на библиотечных карточках выдаваемых читателям книг тексты телеграмм и отправляли по вышеупомянутым адресам.

Сотрудники библиотеки стали действовать более смело и открыто, а тем временем вышеупомянутая азербайджанка не упускала своего шанса. Она писала жалобы в вышестоящие инстанции, обвиняя Риту Геворкян в антигосударственной деятельности, требуя ее увольнения с работы. В то время Рита исполняла обязанности директора, стоял вопрос о назначении ее директором. Но на должность директора назначили Эльмиру Мусаелян, которая руководила библиотекой до1995 года. Рита Геворкян была назначена заместителем директора, а с 1997 года и по сей день она является директором библиотеки.

Осенью 1987 года, когда в Москву должна была отправиться первая делегация карабахцев, Рите Геворкян было предложено войти в состав этой группы. Однако имена  уезжающих в Москву лиц должны были храниться в строгом секрете, об этом не должны были знать даже родные, что для молодой девушки было неприемлемым условием. Именно по этой причине она отказалась и не была включена в состав делегации.

В январе 88-го года поступила инструкция организовать народные гулянья: по всей вероятности, народ готовили к митингам, рассказывает Рита Геворкян. Различные организации часто проводили сборы, прогуливались по центральным улицам города.

Наступило 12 февраля. Руководители Движения сообщили, что 2-й секретарь ЦК КП Азербайджана В. Коновалов находится в Карабахе, с тем, чтобы посредством партийных деятелей области воспрепятствовать Движению. Чтобы предотвратить принятие  проазербайджанского решения, вдохновить и удержать партийных работников от неправильных действий, на центральной площади города Мартуни был организован общенародный митинг, на котором была зачитана Декларация о воссоединении Арцаха с Арменией. В памяти Риты Гевркян сохранилась правильная линия поведения начальника райотдела милиции Жоры Мартиросяна, что также воодушевило народ. Во время митинга организаторы сообщили, что Коновалов не приедет в Мартуни, так как его «миссия» в других районах области провалилась. Однако народ не расходился. В митингах стали участвовать и жители сел района. Так продолжалось до 20 февраля… Многие жители района отправлялись в Степанакерт и участвовали в проходящих там митингах.

 Рита Геворкян всегда была активной в вопросах, касающихся нашей борьбы за существование — будь то организация питания отрядов, прибывших из Степанакерта, или оказание первой помощи раненым бойцам. Она даже пыталась создать женский отряд, но руководитель Владик Хачатрян был против участия женщин в боевых действиях.

А когда война обрела масштабный характер, она уехала в родное село Бердашен, которое оборонял батальон под командованием Нельсона Согомоняна. В 1993 году она поступила в этот батальон связистом и прослужила до 1995 года, а затем вернулась на прежнюю работу.

Сегодня, когда речь заходит о тех тяжелых днях, о ее смелом поведении, она скромно возражает: «Я была обязана и сделала то, что должна была сделать. И я очень счастлива, что внесла свою лепту в эту борьбу».

Эмма Балаян


Понравилась запись? Расскажите друзьям: