ВСЕ ПОДЧИНЕНО ОДНОЙ ЦЕЛИ — ВОССОЕДИНЕНИЯ АРЦАХА С АРМЕНИЕЙ


В начале 1990-го экономика  области была на грани полного развала. Ужесточилась блокада, сократилось до минимума число авиарейсов в Ереван, было запрещено использование  гражданских вертолетов, в Степанакертском аэропорту нагло хозяйничал поддерживаемый  комендатурой  азербайджанский ОМОН, который, вскапывая полосу и выводя на неё бронетехнику, создавал препятствия для безопасной посадки самолетов,   грабил при досмотрах  и оскорблял пассажиров.

Сафоновская  комендатура всё жёстче и грубее  проводила досмотр граждан и проверку паспортов, особенно в Степанакерте.  Вооружённые азербайджанские бандиты, для которых не существовало комендантского часа, нападали на  слабо защищённые окраинные армянские сёла области, нанося значительный ущерб и без того обедневшим хозяйствам. Из-за глухой блокады в городе всё острее ощущался  дефицит продуктов питания. Но больше всего проблем создавала катастрофическая нехватка бензина и дизтоплива, из-за чего  не работал спецтранспорт, включая санитарные машины и мусоровозы. Степанакерт стал заваливаться  бытовым мусором, который мог стать источником губительных инфекционных заболеваний.

Невзирая на тяжелейшую ситуацию, все попытки азербайджанских властей при  поддержке Центра заставить  карабахцев принять решения Верховного Совета СССР о статусе области в составе Азербайджана встречали упорное противодействие народа и были обречены на провал. Участники Движения плотно сомкнули свои ряды и выступали единым фронтом сопротивления, подчинив все свои действия одной общей цели — воссоединения Нагорного Карабаха с Арменией. В борьбе за реализацию этой идеи участвовали исполком областного Совета, городские и районные партийные, советские и профсоюзные организации, перешедшие на подпольную работу Национальный Совет (руководитель Вачаган Григорян, заместители Валерий  Атаджанян и Владимир Товмасян), организация «Миацум» (руководитель Роберт Кочарян, заместители Серж Саркисян и Гамлет Григорян), Рабочая группа (руководитель Рафаэль Габриелян, заместители Владимир Бегларян и Аветис Григорян), штаб гражданской обороны и благотворительная организация «Амарас». Позже к ним присоединилась вновь созданная благотворительная организация «hишатак» (в переводе «Память»), руководил которой главный хирург области Эдуард Гукасян. Вместе с народом были  и его посланники в Верховном Совете СССР.

В эти  дни активисты Движения собирались в здании горисполкома, обсуждали и  принимали решения по жизненно важным для области вопросам. Не скрою, не всегда эти совещания проходили  без разногласий, но, в основном, руководимые  общей главной идеей, участники  приходили к единому мнению  и находили выход из сложных ситуаций. Так, например, проблему с бытовым мусором закрыл Совет директоров, который предложил и организовал с помощью горожан сбор и вывоз отходов на  экономичных дизельных тракторах «Беларусь» с прицепами. Степанакертцев, нуждавшихся в услугах «скорой помощи», стали по возможности доставлять в медицинские учреждения  родные, соседи, просто знакомые безвозмездно на частном транспорте, а в экстренных случаях выручал  дежурный УАЗ горотдела милиции.

       Проведению этих мероприятий способствовали, в первую очередь, высокий уровень патриотизма, сознательности, организованности и сплочённости жителей области. Управление внутренних дел в эти дни не зафиксировало почти ни одного случая нарушения общественного порядка и привода в милицию с возбуждением уголовного дела.

В этот тяжёлый для Арцаха  период на помощь, как всегда, пришла Армения, которая с материнской заботой оказывала карабахцам моральную и материальную поддержку, хотя и сама задыхалась в тисках блокады. Рискуя жизнью, к несчастью, случалось, и её ценой, героические экипажи самолётов и  вертолётов Ереванского аэропорта Эребуни (руководитель Качик  Мнацаканян, заместитель Сергей Ванцян) доставляли в область крайне необходимые грузы, меняя для конспирации посадочные площадки вертолётов, выполнявших большую часть перевозок. Таким путём при строжайшем режиме экономии удавалось с трудом обеспечивать область  бензином и дизтопливом. Однако потребность в горючем стала возрастать, так как к этому времени относится начало  создания в Нагорном Карабахе первых партизанских групп, а также   отрядов добровольцев-фидаинов из Армении и диаспоры, составивших основу будущих сил самообороны Арцаха. Соответственно увеличились перечень и объём перевозимых грузов, возросла  сложность перелётов. Для обеспечения безопасности пилоты застилали пол своей  кабины бронежилетами, а в створе открытой двери вертолёта устанавливался крупнокалиберный пулемёт, из которого при необходимости открывался  ответный огонь по атакующему снизу противнику.  Учитывая эти сложности, карабахцы ещё более  ужесточили режим экономии и принимали меры для самообеспечения продуктами питания, в первую очередь — хлебом. В эти годы, несмотря на все проблемы, сельхозработники области, особенно Мартунинского и Аскеранского  районов, выращивали и собирали рекордные урожаи зерна, что позволило обеспечить  хлебом область  и Шаумянский район. Помню, однажды в эти дни из-за нависшей угрозы нехватки хлеба пришлось  вылететь в  Армению и обратиться с   просьбой к правительству республики.  Председатель комитета «Армхлебопродукт» Рафаэль  Шахбазян срочно выделил по заявке муку и зерно, а министр автомобильного транспорта Армении Генрих Бадеян организовал колонну автомашин, которая безвозмездно перевезла груз из Эчмиадзина в Камо на вертолётную площадку. С такой же оперативностью  Армения реагировала на все наши просьбы по жизненно важным для области вопросам, что также помогло выстоять в те тяжёлые годы.

Политическая жизнь области  в марте 1990 года  проходила достаточно активно. 3 марта Армения приняла решение 20 мая впервые провести в НКАО выборы в Верховный Совет республики по вновь создаваемым 12-ти избирательным округам. Это мероприятие  требовало  организации серьезной подготовительной работы в подпольных условиях с  высоким уровнем ответственности  избирателей, так как результаты голосования фактически  ещё раз должны были выразить волю народа Нагорного Карабаха по вопросу воссоединения с Арменией.

В первой половине марта  председателя исполкома областного Совета (автора этих строк), первого секретаря Степанакертского горкома партии В.А.Атаджаняна, всех первых секретарей райкомов партии области В.М.Габриеляна, В.С.Григоряна, В.Е.Кочаряна и Г.Л.Багияна  вызвал в Москву секретарь ЦK КПСС  А.Н.Гиренко. Памятуя о провале  январского визита в область его и  Р.Н.Нишанова, когда жители Степанакерта бойкотировали встречу с ними, ничего путного от этой  поездки мы не ожидали. Тем не менее, в Москву отправились    все, кроме  В.Е.Кочаряна, который  в это время болел. Мы опять надеялись услышать что-то новое по проблеме Карабаха.  Во время встречи оправдались наши худшие ожидания: хозяин кабинета, не сдерживая себя, обвинил  персонально нас всех в нежелании стабилизировать обстановку и в порыве гнева взвалил на карабахских армян  ответственность за беспорядки, происходящие не только в стране, но и в Восточной Европе. Завершая свой монолог, пригрозил  возможностью исключения нас из рядов КПСС. Так  одними лишь угрозами и завершилось это совещание. Собственно, чего можно было ожидать от секретаря ЦК КПСС, ответственного за национальную политику, который во время  январского геноцида  армян в Баку находился в Азербайджане и не принял никаких мер для прекращения этого акта вандализма?!

15 марта М.С.Горбачёв на Третьем внеочередном съезде  народных депутатов СССР был избран первым (и как позже оказалось, последним) Президентом страны.  По  Карабаху стала распространяться  новость  о возможности введения в области  президентского правления. Опровергая ее, азербайджанские СМИ опубликовали лживое  сообщение о  том, что М.С. Горбачев 12 марта  во время имевшей  место в перерыве между заседаниями встречи с группой азербайджанских депутатов  якобы заявил, что нет необходимости введения в Нагорном Карабахе  такой формы государственного управления, так как все вопросы по Нагорному Карабаху уже  решены 28 ноября  1989 года в известном постановлении Верховного Совета СССР; что создан оргкомитет, который проводит работу по стабилизации обстановки,  налаживает политическую, экономическую, социальную жизнь области, и необходимо всеми силами помогать ему. Лживость  этой информации очевидна — не мог М.С.Горбачёв в присутствии председателя Президиума Верховного Совета А. И. Лукьянова за два  дня до своего избрания делать заявления от имени Президента!

Но такие, переворачивающие действительность с ног на голову провокационные сообщения азербайджанских СМИ со ссылкой на первых лиц государства, могли бы дезинформировать мировую общественность, и поэтому областной исполком счёл необходимым дать соответствующие опровержения и в  телеграмме Президенту СССР от 19 марта просил его подтвердить факт встречи 12 марта с депутатами Азербайджана. Была дана оценка действиям руководства оргкомитета, направленным на дестабилизацию обстановки в области, изгнание армян из Нагорного Карабаха с последующей его аннексией. В  обращении к Президенту была  выражена надежда, что он изменит отношение к проблеме Нагорного Карабаха,  и  благодарность за ответ. Как всегда, его не последовало.

Во второй половине марта Комиссия ООН по правам человека на 46-ой сессии Генеральной Ассамблеи обсудила доклад «Массовое истребление армян в Азербайджане и статус Нагорного Карабаха». По этому поводу  Министерство иностранных дел Азербайджанской ССР  выступило с провокационным лживым заявлением, в котором авторы утверждали, что истинные причины конфликта — в территориальных претензиях Армении к Азербайджану.  21 марта в своей телеграмме в ООН областной исполком с благодарностью за внимание к проблеме Карабаха  изложил историю  и причины возникновения конфликта.

Сам по себе факт подписания этих двух  телеграмм в то время мог быть расценен общественностью как отход от принципа противостояния азербайджанским властям и Центру, принятого в резолюции 50-тысячного митинга  на следующий день после известной сессии Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года. Можно  продолжить перечень документов, принятие которых исполкомом  областного Совета требовала сложная жизнь области. Но при этом  ни одного случая выполнения  решений  оргкомитета  или попыток войти  в контакт с его  руководством с нашей стороны  не было. Чтобы «оправдать» эту условную двойственность в действиях областного Совета, документы в то время заверялись  следующим образом:

«… по поручению исполкома Нагорно-Карабахского областного  Совета народных депутатов, председатель исполкома    С.Бабаян (подпись)».

Для выхода из сложившейся ситуации  активисты Движения на совещании обсудили  главный  вопрос того периода — официальное восстановление деятельности областного Совета народных депутатов 20-го созыва и его исполкома. 27 марта была созвана внеочередная сессия областного Совета, на которой присутствовали также депутаты Верховного Совета СССР от Нагорного Карабаха. Сессия приняла решение  возобновить деятельность областных органов народовластия, основываясь только на Конституции СССР, не учитывая известные решения Верховного Совета СССР от 28 ноября 1989 года, тем самым подчеркнув независимость своих действий от  властей Азербайджана и  Центра. Сессия также обратилась к трудящимся области с предложением прекратить забастовку, продолжавшуюся более 2-х месяцев.

На всех предприятиях и в организациях области 2 апреля был восстановлен нормальный трудовой  ритм.

Семен БАБАЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: