Всегда наша Цветана


Pasksleva 05-08-14Интервью с болгарской тележурналисткой, режиссером и летописцем Арцахской национально-освободительной борьбы Цветаной ПАСКАЛЕВОЙ
-Думаю, не ошибусь, если скажу, что Цветана — любимое всеми арцахцами имя, и Вы по праву заслужили это. Также не ошибусь, если скажу, что эта любовь взаимна. Как Вы считаете, откуда идет эта взаимная любовь и уважение?
— Чтобы удостоиться большой и неподкупной любви, прежде всего необходимо заслужить ее. Очень трудно завоевать симпатии и любовь чужого народа (слово «чужой» я произношу с оговоркой) и остаться в его памяти.

Путь, который я прошла, был не из легких. Мне не раз приходилось проходить через тяжелейшие испытания, оказываться на грани жизни и смерти. В первый свой приезд я побывала в Геташене, попыталась свидеться с журналистом Варданом Ованнисяном, который сидел в гянджинской тюрьме. Для этого я предприняла серьезные меры, выехав в Москву. А спустя месяц вновь прилетела в Карабах, чтобы воочию увидеть пересекающего азербайджано-карабахскую границу журналиста — увидеть результат моей борьбы. Тогда мною овладели чувства глубокого душевного удовлетворения, потому что мне удалось исполнить свой человеческий, гражданский и профессиональный долг. Мой коллега-журналист попал в беду, я была обязана спасти его, и я это сделала. В июне 1991 г. я узнала о депортации армянского населения из Шаумяна и вылетела туда. Вместе с воинами-освободителями села Эркедж я участвовала в обороне села. Мой единственный и уникальный репортаж о советской армии был показан не только по российскому телевидению, он транслировался также за рубежом и поднял много шума. Советские солдаты участвовали в депортации советских жителей из родных мест. Я не побоялась рассказать об этом миру, хотя сделать это было нелегко. Хорошие и плохие новости, переходя из уст в уста, растут, как снежный ком, набирают обороты, размах. Уже потом в Степанакерте я услышала, что говорят обо мне, о том, что я сделала там — в Шаумяне. И этим я завоевала доверие арцахцев. Доверие переросло в любовь, наверное, тогда, когда я решила оставить учебу в аспирантуре в Москве и стать одной из вас. Я решила остаться в Степанакерте тогда, когда город периодически обстреливался, когда люди жили в подвалах без света и воды, жили в блокаде. Я до конца верила, что малочисленный народ Арцаха имеет право жить свободно на своей земле. И всеми журналистскими способами и средствами стремилась отстаивать это право и рассказать миру правду о происходящих здесь событиях.
— Арцахскую освободительную борьбу можно отождествить с Вашим именем. Вы прошли войну от начала и до конца — до мая 1994 года. Вы обессмертили, увековечили имена тысяч воинов-освободителей. Какой след оставила в Вашей душе Арцахская война?
— И не только след… Арцах-Карабах изменил мой жизненный путь, изменил мои представления о многих ценностях. Арцах заставил меня переосмыслить свою жизнь. Богатство и роскошь стали чужды мне, и я начала жить так же, как и вы. Довольствоваться тем, чем довольствовались вы. Арцах стал для меня большой школой жизни, человеческим и профессиональным испытанием. Этот путь был не из легких. И когда казалось, что силы покидают меня, что я не могу больше вселять в вас оптимизм, его в меня вселяли вы, своим боевым духом вы сообщали мне заряд бодрости и энергии. Видя, как ведут себя дети во время бомбежек, я не имела права сдаваться. А с другой стороны, наверное, видя меня рядом с вами, вы думали: если уж эта болгарка держится, то почему бы не держаться нам. Большой нравственный заряд и боевой дух я получила от воинов-освободителей, и тогда я переосмыслила историю своего болгарского народа. Мой народ долгие годы жил под гнетом Османской Турции. Я прочитала много книг, изучила историю своего народа, но во всей глубине я ее прочувствовала в годы моего пребывания в Арцахе. Когда в Шаумяне я увидела разрушенные дома, обгорелые трупы, искалеченные, расчлененные, истерзанные человеческие тела, я поняла, что когда-то точно таким же образом обращались и с моим народом. Вместе с фидаинами мы входили в разрушенные и разграбленные армянские села, предавали земле тела погибших… Было очень тяжело. Я не могла стоять с видеокамерой в стороне и наблюдать за тем, как воины-освободители собирают фрагменты человеческих тел. Я помогала им и думала о своем народе, о своей профессии, пытаясь понять свою роль. А сколько горячих точек сегодня на земле… Я смотрю репортажи из горячих точек и не могу понять, к чему эти поверхностные оценки. Нет исторических экскурсов, проникающих в глубь конфликта и вскрывающих суть репортажей. Я поставила перед собой задачу — вскрывать проблему, показывать в своих репортажах, кто виноват, а кто прав. Кто является агрессором, а кто — жертвой. Решение остаться с вами было не служебным заданием, а сугубо человеческим желанием — находясь рядом с вами, я хотела рассказать миру правду. Для меня это была не рабочая командировка, это был журналистский порыв. А свое боевое крещение я получила в Южной Осетии в 1990 году. Там конфликт был поспешно заморожен, и за несколько месяцев я успела снять только один документальный фильм и подготовить 12 репортажей. Мне казалось, что так же будет и в Карабахе. Я совершенно не предполагала, что конфликт затянется на долгих четыре года.
Католикос Всех Армян, Его Святейшество Вазген Первый во время нашей первой встречи сказал мне: «Дочь моя, у тебя особая миссия на этой земле. Ты отсюда никогда не уедешь, и я спешу благословить тебя». Это был период моего четырехмесячного пребывания в Карабахе, и в то время я не поняла, о чем говорит Святейший Католикос и почему я не уеду отсюда. Меня даже в какой-то момент осенила такая мысль: может быть, я здесь погибну?
Вероятно, каждый человек приходит в этот мир с особой миссией, у одних она выражается более ярко, обретает общечеловеческий характер, у других же имеет локальный характер. В любом случае, это испытания, которые даются нам свыше. И чем больше мера твоей ответственности, тем достойнее ты обязан пройти их. Думаю, что я была и остаюсь истинной христианкой, в любом случае миссия, возложенная на меня Господом, и звезда, под которой я родилась, благословлены. Я исполнила свой христианский долг, протянула руку помощи тому, кто в этом нуждался.
— В послевоенные годы мы видели всегда беспокойную и пребывающую в поисках Цветану — в различных проектах армянского телевидения. Это стало для Вас новой ареной для борьбы? Что-то мне подсказывает, что Вы не можете жить без борьбы.
— Признаться, после войны я чувствовала себя уставшей. Я глубоко вздохнула, когда услышала весть о перемирии. Была уверена, что это конец и все уже в порядке. Но это было вначале, затем, переборов усталость, я поняла, что перемирие — это еще не окончательная победа. К этому времени Армения стала для меня родной средой, телевидение приняло меня очень любезно, предоставило эфир. Наверное, вы помните мой первый цикл передач: «Дорогие мои живые и мертвые». В этих передачах я рассказывала о прошлом и настоящем Арцаха. Затем последовала передача «Аспект», в которой я расширила рамки и рассказывала о влиянии конфликтов на регион. Этот цикл на сравнительно длительный период сменила передача «Луч».
Потом наступил большой перерыв, я бы сказала — навязанный перерыв — с 2000-го по 2008 год. Но он не послужил причиной для того, чтобы я уехала из Еревана. Я не отчаивалась, восемь лет ждала и верила, что однажды снова вернусь в эфир, и мои надежды оправдались. В 2008 году меня пригласил президент РА Серж Саркисян. В ходе беседы я поняла, что мне еще есть что делать.
В годы перерыва я переосмыслила свою жизнь и позволила себе познать радость материнства. Мой сын Давид, который родился в Ереване, носит имя воина-освободителя Давида Сарапяна (Дев), который геройски погиб в декабре 1991 года в Шаумяне. Этот период жизни сделал меня более мудрой, закалил и осенил новыми идеями. Сейчас я работаю над циклом передач «Человек и люди», который, скорее, имеет социальную направленность. Здесь затрагиваются волнующие общество вопросы.
— Случайно встретив Вас на улице, я подумала, что, по всей вероятности, Вы приехали к нам с новыми проектами. Каковы Ваши планы на будущее? Можете ли Вы приоткрыть завесу тайны?..
— Никакой тайны нет, мне нечего скрывать от любимых карабахцев. Уже две недели я со своей съемочной группой работаю на улицах Степанакерта. А с 1 сентября мы приступим к трансляции по Первому общественному каналу Армении нового еженедельного цикла передач. Я пока думаю над его названием, но он будет иметь четкую направленность и расскажет о героях Карабаха — живых и погибших, расскажет о личностях, рядовых солдатах и их подвигах. Нравственный пример этих людей всегда необходим. Новое поколение должно воспитываться на их примере. По их примеру и благодаря им Карабах уже два с половиной десятка лет процветает. Мы должны показать, насколько они значимы для этой страны.
— Во время презентации Вашего диска президент НКР Бако Саакян, выразив Вам признательность за Ваш труд в годы войны, предложил рассказать миру о процветающем и благоустраивающемся Арцахе. Какой вывод Вы сделали из этого?
— В моих последних передачах (и в «Луче», и в «Аспекте») были показаны фильмы о послевоенном и современном Карабахе. В них были показаны малыши в роддоме, школы, я рассказывала об искусстве и талантливых детях Арцаха. Так что в моих передачах тема Карабаха присутствовала всегда. Думаю, что уважаемый Президент хотел более приблизить меня к современному Карабаху и его проблемам, и я приняла это к сведению. Именно поэтому я здесь, с вами, с новыми идеями и замыслами. Новый цикл передач не только дорог мне, он также сообщает мне новые импульсы.
Когда я демонстрирую в Диаспоре фильмы о войне, непременно показываю также видеозаписи о настоящем Карабаха. Проводя параллели между старым и новым, я пытаюсь показать вашим соотечественникам из Диаспоры, насколько значимо их участие в деле благоустройства Карабаха.
— Как принимают в Диаспоре Ваши документальные фильмы? Недавно Вы совершили очередную поездку за рубеж, чтобы рассказать о боли и борьбе Арцаха. Как восприняли это там?
— За рубеж я выезжаю с июня 1992 года, и в Диаспоре давно знакомы с моими фильмами. Именно с того времени я придаю роли Диаспоры важное значение и пытаюсь зажечь в их душах огонь, вызвать интерес к Арцаху. Я даже обратилась к ним с призывом оказать финансовую помощь, что было крайне важно. А в последние два года, во время моих поездок за рубеж, я не только демонстрировала свои фильмы, но и выступала в местных парламентах, общалась с политологами. Это было уже новым качеством. Я выступала в парламентах Франции, Чехии, Испании, Австралии. Всеми возможными средствами пыталась довести до их сознания, что Карабах -демократическая страна со своими состоявшимися государственными институтами, с избранными народом Президентом и депутатами Национального Собрания, и что необходимо покончить с конфронтацией, наконец-то признать независимость этой республики и предоставить двум народам возможность жить и созидать как полноправные соседи.
— Все Ваши авторские передачи завершаются словами: «Всегда ваша Цветана». Что бы пожелала «Всегда наша Цветана» арцахцам и в их лице всем воинам-освободителям, которых журналист, режиссер и оператор-документалист Цветана Паскалева увековечила своими телерепортажами и видеофильмами?
— В первую очередь я желаю, чтобы вы не утратили своего боевого, гордого духа. Будьте готовы при необходимости защитить свои завоевания. Всем карабахцам я желаю быть достойными памяти павших героев и довести до конца начатое ими дело. Стремитесь завершить начатую вами борьбу и ни в коем случае не оставляйте ее вашим детям. Вы встали на священную борьбу и доведите ее до конца. Я осталась с вами, потому что верила в вас. Вы приняли и полюбили меня и считаете меня своей Цветаной, и это для меня дороже всех наград. Я отвечаю вам взаимностью и говорю: я всегда была, есть и буду вашей Цветаной. Наша любовь и доверие взаимны. Для меня большая честь быть дочерью болгарского народа и вносить свою лепту в вашу национально-освободительную борьбу… А «Всегда ваша Цветана» — это ключ любви, которым я открываю сердца вашего народа. Если бы раньше кто-то сказал мне, что мне предстоит пройти такой путь, я бы не поверила. Если мне вновь представится возможность пройти насыщенный крутыми поворотами, страданиями и борьбой путь, я, не колеблясь, вновь шагну на него. Я горжусь, что однажды смогла пройти такой путь, и это помогло мне стать частью вашей борьбы и обессмертить целую плеяду настоящих героев. Может, этот беспокойный дух был вселен в меня вашими предками-героями. Андраник и Нжде сделали очень много для моего народа. Может, мне была уготована судьба вернуть маленькую частичку того, что сделали для болгарского народа в годы Первой мировой два титана армянской силы и мысли — Андраник и Нжде. В этой жизни есть много таинственного, и не все можно выразить в словах. Я чувствую воздействие этой загадочной, космической силы иным образом, живя на вашей священной земле уже 23 года. Я чувствую себя на этой земле как дома.

Сирвард Маркарян 

«Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: