ВСЕГО ЗА ПОЛМИНУТЫ… К 30-ЛЕТИЮ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ В АРМЕНИИ


Седьмое декабря 1988 года. 11 часов 41 минута. Произошло что-то страшное, но люди пока не понимали что.

Всего за полминуты жизнь в Армении разделилась на «до» и «после». Ряд подземных толчков за 30 секунд практически стер с лица земли город Спитак и нанес сильнейшие разрушения городам Ленинакан (Гюмри), Кировакан (Ванадзор) и Степанаван. Всего от стихии пострадали 21 город, а также 350 сел, из которых 58 были полностью разрушены.

Сила толчков в эпицентре землетрясения — городе Спитаке достигала 10-11 баллов (по 12-балльной шкале), в Ленинакане — 9 баллов, Кировакане — 8 баллов. Страшная стихия похоронила под обломками, по официальным данным, двадцать пять тысяч человек, а по неофициальным — около 100 тысяч, без крова остались более полумиллиона человек. Землетрясение обернулось в огромную трагедию для всех армян.

Горе Армении всколыхнуло весь мир. Откликнулись практически все страны, миллионы простых людей собирали гуманитарную помощь, добровольно ехали работать спасателями. Впервые после Второй мировой войны Советский Союз допустил помощь из Запада. Боб Маколей, основатель американской гуманитарной организации AmeriCares, послал в Ереван самолет с медикаментами, а до этого Маколей позвонил и предложил кому-то из семьи Бушей полететь на этом самолете. Ему казалось, что такой жест будет на самом деле важен для советского народа в эту минуту. Вот что пишет Джордж Буш-старший в своей книге «Изменившийся мир»: » Мой сын Джеб и 12-летний внук Джордж вызвались лететь, хоть это и означало, что им придется встретить Рождество вдали от дома. Они помогали разгружать самолет, затем посетили больницу, позже принесли рождественскую молитву в небольшой часовне. Оба моих мальчика плакали, не в силах перенести то, что они увидели. Позже Горбачев сказал мне, а Шеварднадзе — Джиму Бейкеру, что, когда Буши заплакали, это был мощный сигнал всему Советскому Союзу, что Америка искренне переживает о том, как страдают люди в Армении. Это было отражением важной новой тональности в наших отношениях — мы стали по-человечески относиться друг к другу».

А вот выдержка из воспоминаний председателя Совета министров СССР в 1985-1991 гг. Николая Рыжкова, которому благодарные армяне при жизни поставили памятник: «В Армению я вылетел в ночь с 7 на 8 декабря и к утру был на месте. Конечно, ещё в Москве мне доложили о жертвах и разрушениях, но в глубине души была надежда — может, всё окажется не так тяжело и ужасно. Когда же оказался на месте, от надежды ничего не осталось. Я увидел страшное зрелище, практически полностью разрушенный город. Целые дома сохранились лишь кое-где на окраинах. Здания лежали буквально пластом. Под завалами — много живых людей. Они кричали, отчаянно звали на помощь… Помню, наш автобус остановился у развалин универмага. Видимо, во время землетрясения там было много народу — мы услышали женские, детские крики… Народ вокруг был очень возбужден: где же краны, где спасательные вертолеты? Конечно, какую-то технику успели подогнать из ближайших районов. Но ведь не прошло ещё и суток после трагедии. Пришлось немедленно организовывать всё, вплоть до производства гробов…»

Да, тогда в зоне бедствия самыми востребованными были хлеб и гробы …

Надо отметить, что 12 декабря 1988 г. в Ленинакан приехал Горбачев с женой и со свитой. Разъяренная толпа встретила Горбачева гневными возгласами: «Убирайся вон, убийца!». В ответ же Горбачев сказал: «Ах, вас и землетрясение не успокоило!» и приказал арестовать людей, которые начиная с 7 декабря день и ночь разгребали развалины домов, спасая людей и извлекая тела погибших. Почему же такие гостеприимные и дружелюбные армяне так недружелюбно встретили Горбачева? Да потому, что они не верили, что это было землетрясение, они были склонны думать, что это возмездие за Карабах, что таким образом хотят сломить боевой дух армян. И если на самом деле это было так, то они просчитались, и тому подтверждение вся история армянского народа. Всю жизнь армяне воевали за свою веру, свободу и независимость и отстаивают ее сегодня.

 Прошло 30 лет, но до сих пор всех нас мучает вопрос: так что же произошло на самом деле? С официальной версией, что катастрофические последствия землетрясения были обусловлены недооценкой сейсмической опасности региона, низким качеством строительства и тому подобное, многие были не согласны. Муссировались слухи, что землетрясение — результат испытаний секретного советского оружия. Правда, говорили об этом шепотом, так как боялись, что их могут посчитать антисоветчиками. Но, как позже выяснили специалисты, энергия, которая высвободилась в районе разрыва земной коры во время землетрясения в Армении в 1988 году, была сопоставима взрыву 10 атомных бомб, сброшенных на Хиросиму американцами в 1945 году. Очевидцы тех страшных событий рассказывали, что в первые секунды от сильных вертикальных толчков дома буквально подпрыгнули в воздух, а затем сложились в железобетонную груду, похоронив под собой всех, кто находился внутри. В своем интервью газете «Аргументы и факты» академик Украинской академии наук, доктор физико-математических наук, профессор Олег Фейгин прямым текстом сказал, что Спитакское землетрясение было результатом испытаний секретного оружия (АиФ, 26 июля 2013 г.- ред).

По прошествии 30 лет слухи об испытании геофизических бомб становятся все реальнее, об этом свидетельствуют и склоны выгоревших гор, которые до сих пор так и не позеленели. А теперь вернемся к некоторым хронологическим данным и постараемся сделать выводы. Итак, что это такое геофизическая бомба? Оказывается, это вид вооружений, вызывающий искусственные землетрясения. В феврале 1988 г. во время визита в Японию министра иностранных дел СССР Шеварднадзе на вопрос: «Имеет ли Советский Союз геофизические бомбы?», он ответил: «Да, мы располагаем ныне четырьмя типами геофизических бомб». В день землетрясения Горбачев и Шеварднадзе с визитом находились в США, и, когда корреспонденты газет в Нью-Йорке спросили 8 декабря 1988 г. у Шеварднадзе, как он может прокомментировать землетрясение в Армении, он ответил: «Мы не ожидали, что последствия землетрясения будут такими катастрофическими». Ключевая фраза — мы не ожидали. Так, если это было природной стихией, как же они могли чего-то ожидать? Но и это еще не все: 10 декабря 1988 г. в Ленинакан прибыли сейсмологи из Японии, Франции, США. Но их не допустили к исследованиям, запретили дозиметрировать. Японские и французские сейсмологи-геофизики отказались составлять акт и признавать происшедшее землетрясением естественного характера. Буквально через пять дней после этого  во время приземления в Баку разбился военный самолет, следовавший из Ленинакана с военными специалистами-геофизиками на борту. Погибли 20 специалистов вместе с пилотами. Обстоятельства гибели самолета до сих пор остаются загадочными и невыявленными.

Как всегда, вопросов много, ответов — нет. Наверное, правда о Спитакском землетрясении раскроется десятилетия спустя, но для поколения, испытавшего на себе все ужасы этой катастрофы, оно так и останется тайной, покрытой мраком.

Жизнь продолжается, города и села восстанавливаются, но как быть с памятью? С воспоминаниями, которые не дают покоя ни сердцу, ни разуму?..

Каждый год 7 декабря все армянство, а вместе с ним и все люди доброй воли  отдают дань памяти невинным жертвам землетрясения. Было ли это природной стихией или испытанием оружия, итог один: людей уже не вернуть. И каждый из нас во время литургии, которая, как правило, проходит в этот день во всех армянских церквях, молится о том, чтобы Господь Бог упокоил души невинно убиенных, был милосерден к судьбе армянской, чтобы ни один народ в мире не испытал такого горя, а также чтобы благословил всех тех, кто в трудную минуту протянул руку помощи.

Эвика БАБАЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: