…Я ХОРОШИЙ ВРАЧ


Распространённый несколько месяцев назад в Интернете видеоматериал был тревожным и волнующим. Пришедшие для осуществления съёмок на передовую линию оператор и режиссёр телеканала «Шант» оказались под прицелом азербайджанских снайперов. Они кое-как выбросились из машины и укрылись за небольшим холмиком, но снайпер успел выстрелить в ноги оператора. Камера работала, так что мы всё видели своими глазами. Одна нога оператора неестественно повисла, а из другой вытекло столько крови, что военная форма покраснела. Снайпер продолжал держать под обстрелом дорогу, по которой военные спешили на помощь оказавшимся в западне оператору и режиссёру. А оператор, хотя и говорил: «Ребята, дорогие, не бойтесь, ничего не случилось»,- буквально на глазах бледнел от потери крови.
Спустя несколько секунд уже врачи в военной форме оказывали помощь оператору. Один из них, тот, который давал указания другим и которого звали Саня, поправил и перевязал размозжённую, окровавленную ногу оператора.

Старший лейтенант Александр Казарян, который спас жизнь раненому оператору, один из наших лучших военных врачей.

Читаю его биографию. Значит, один раз исключили из университета, где он учился на военно-медицинском факультете. Был призван как рядовой солдат. Потом снова восстановили на военно-медицинском факультете. Служит два с половиной года, но уже имеет 4 замечания. Теперь мне захотелось побольше узнать о нём, побольше написать о нём.

– Всю ночь сидел у постели больного солдата, которого лихорадило, и утром не смог занять место в строю. Забыл отдать честь старшему по званию, мысли были заняты другим…

– Я считаю себя хорошим врачом. И командиры мои того же мнения. Если спросите их, то они скажут, что я не блестящий военный, но хороший врач.

– Скажут, что я ухаживал за больными, как за родными. Я свою жизнь отдам за солдатскую жизнь. Как-то позвонили в новогоднюю ночь и сказали, что солдата на позициях лихорадит. Оставил всё и пошёл к солдату. Я не сказал, чтобы дали ему жаропонижающее, не сказал, что утром приду. Жаропонижающее улучшило бы состояние больного, но через несколько часов так развился бы менингит, что уже трудно было бы спасти солдата.

ГАЯНЭ ПОГОСЯН

майор

Фото ЖАННЫ ФУРТОЯН


Понравилась запись? Расскажите друзьям: