Защитим память наших героев!


Массированные информационные атаки на Армению и ее национальных деятелей, спорадически организуемые в российской прессе, в нынешнем году идут по двум основным направлениям. Подписание соглашения о всестороннем и расширенном партнерстве между Арменией и ЕС вызвало появление на российских телеэкранах крайне тенденциозных программ, ведущие и участники которых позволили себе оскорбительные комментарии, пошлые шуточки и неуместные эпитеты в адрес Армении. Параллельно с этим имел место новый виток злобных нападок и лживых наветов в адрес Национального героя Армении Гарегина Нжде. К сожалению, армянская сторона на эти вызовы отвечает слабо и не адекватно, а отдельные армянские комментаторы реагируют больше эмоциями, чем фактами, разоблачающими ложь, забывая при этом, что наветы крикливой российской телетусовки, к счастью, не есть мнение Российского государства.

К телевизионному зоопарку на ведущих каналах стратегического союзника я обязательно вернусь в своих дальнейших публикациях. А сегодня хочу развеять очередную порцию лжи в адрес выдающегося армянского военно-политического деятеля, о котором обстоятельно писал не единожды, поскольку кое-кто в России всеми силами стремится воплотить в жизнь геббельсовский тезис о том, что ложь, повторенная тысячекратно, становится правдой. Тезис, по «случайному совпадению» ставший жизненным девизом одного соседнего с нами незаконнорожденного гособразования. В котором сегодня на наших глазах с успехом воплощается в жизнь человеконенавистническая идеология министра пропаганды Третьего Рейха — лишь с поправкой на адресат ненависти.

Но обо все по порядку.

19 ноября в ходе еженедельной программы «Прогнозы» в эфире российского телеканала «Звезда» ее ведущая, член Общественной палаты России и Высшего совета партии «Единая Россия» Вероника Крашенинникова в промежутке между сюжетами обратилась к зрителям:

«А теперь временем в Европейский союз собирается войти… кто бы вы думали? Совсем неожиданный ответ: Армения».

Не правда ли, такое начало, вкупе с фразами типа «Армения впрягается… так это у них называется…», сразу настраивает публику на «нужный» лад. А далее, пожалуй, процитирую дословно:

«Ассоциация с ЕС — не единственное, что Армения делает, как Украина. В это сложно поверить, но Ереван тоже героизирует пособников фашизма. Так, в мае 2016 года в Ереване был поставлен памятник Гарегину Нжде. В 1942 году Нжде обратился к Третьему Рейху с просьбой превратить Советскую Армению в германскую колонию. Именно он создавал армянский легион СС и убеждал военнопленных армян: «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению». Этот памятник — глубочайшее оскорбление всему армянскому народу, который мужественно сражался на фронтах Великой Отечественной войны. 106 армян — герои Советского союза. Но Нжде — герой для правящей Республиканской партии Армении с ее идеологией национал-консерватизма. Вот такой логотип имеет партия. Ничего не напоминает? Вот и мне он напомнил символику Третьего Рейха».

Я не собираюсь отвечать истерикой на истерику (как, к сожалению, поступили некоторые армянские комментаторы), а потому ниже разберу лживый спич Крашенинниковой, что называется, «по косточкам». Но вначале приведу тезисы еще одного субъекта, чья помятая физиономия частенько мелькает на российских телеэкранах — еще одного члена Общественной палаты — Сергея Маркова. В ходе программы «Место встречи» на телеканале НТВ, вышедшей в эфир 28 ноября (программа та, кстати, тоже носила провокационное название, настраивающее обывателя на соответствующий лад — «Если друг оказался вдруг») и сопровождавшейся нездоровым ерничаньем и пошлыми аналогиями в исполнении ее участников, Марков на всю страну заявил:

«В Ереване есть претензии к России, что Россия мало дает денег. Я считаю, что достаточно вполне, более чем, даже может быть (эта фраза Маркова вызвала дополнительное возбуждение у итак не на шутку возбудившейся ведущей программы Ольги Беловой). Это раз. Во-вторых, у нас есть сейчас конфликт по поводу Нжде. Это соратник Адольфа Гитлера, которому сейчас ставятся памятники там и называют его национальным героем. И, более того, есть попытки вмешаться во внутренние дела России, когда оказывают давление на российские телеканалы с тем, чтобы не говорили о том, что Нжде — это нацистский преступник, хотя этот человек говорил, что тот, кто погибает за Германию, погибает за Армению».

Марков, давно уже подвизавшийся агентом азеро-турецкого влияния в России (достаточно вспомнить, с какой энергией он «спасал» турецкие помидоры после подлого сбития турками российского самолета) и принявший участие в визгливой кампании против Нжде еще в прошлом году, сразу после установки памятника полководцу в Ереване, фигурирует также в качестве инициатора задекларированного создания некоей «рабочей группы по подготовке обращения в Международный суд ООН о нарушении Конвенции о борьбе с героизацией нацизма от 18 декабря 2014 года Украиной, Латвией, Эстонией» и… Арменией. В ходе обсуждения данного вопроса в рамках экспертного клуба «Парламентской газеты» (между прочим, официального органа Федерального Собрания РФ — Пандухт) Марков, в частности, заявил:

«В число стран, к которым будут предъявлены претензии в Международном суде ООН, входит и Армения. Мы призываем армянских коллег снести памятник Нжде. Иначе не стоит обращаться к России за помощью, за защитой при геноциде (! — П.), если памятники таким людям появляются в Армении».

Кроме того, в рамках данного обсуждения от соратников Маркова прозвучали следующие тезисы:

«Это героизация человека, который боролся против российской государственности в рядах преступной, бандитской организации, которая проходила по суду, и этот же самый Нжде спустя определенное количество времени всплыл как нацистский пособник, и мы в итоге видим, что появляется на видном месте в Армении, которая позиционируется как союзник России, памятник дважды антироссийского деятеля. Ведь большинство армян знают того же Нжде, как борца за независимость Армении, а то, что он был дважды террористом и окончил свою жизнь как коллаборационист в Владимирском централе – они не знают» (некто «историк Дионис Каптарь», иногда выступающий также под псевдонимом «Дмитрий Зыкин»);

«Установка памятника Нжде и его открытое воспевание ведется с целью одурманивания молодежи. Эта ситуация очень схожа с началом 30-х годов в Германии. Тогда нацисты смогли перетянуть на себя информационную повестку дня» (депутат Госдумы Ильдар Бикбаев).

Итак, что мы имеем? Сразу два члена Общественной палаты с интервалом в неделю выступают с практически одинаковыми тезисами, при этом приводя в качестве довода одну и ту же фразу, якобы неоднократно произносимую Спарапетом Нжде перед армянскими легионерами: «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению».

«Совпадение? Не думаю», — как сказал бы один известный телевизионный коллега Крашенинниковой. Поскольку никогда не поверю, что даме, обладающей тремя высшими образованиями (два из них (какой конфуз!) получены в том самом ненавистном Крашенинниковой Евросоюзе), неизвестно, что никакого «Армянского легиона СС» не существовало в природе. Вот не существовало и всё. Если же сценарист документального телесериала «СССР: гибель мечты и сверхдержавы» и соавтор документальной ленты «Оранжевые дети Третьего рейха» не видит разницы между Вермахтом — армейскими частями, и СС — военизированными формированиями Национал-социалистической партии (НСДАП), осуществлявшими карательные акции и акты геноцида, то это либо от никуда не годной квалификации, либо ввиду очевидной финансовой заинтересованности. Лично я уверен, что второе, ведь и тот же Марков сотоварищи не зря же пытается (правда, очень неумело) привязать деятельность Нжде и Армянского легиона к нацизму, поскольку в Конвенции, к которой он так вдохновенно апеллирует, фигурируют отнюдь не структуры Вермахта, а именно организация СС и все ее составные части, включая «Ваффен СС». Так что фраза «нацистский преступник» применительно к Нжде — двойная ложь. Двойная — потому что советские органы безопасности и советский же суд никогда не инкриминировали Нжде тех преступлений, которые нынче вменяют ему ангажированные лгуны на российском телевидении. А уж советские чекисты, да еще в те годы, разбирались в этих делах получше Маркова с Крашенинниковой. Стало быть, вся эта затея с «обращением в Международный суд ООН» изначально является блефом, предназначенным для услаждения слуха бакинских заказчиков этой лжи, и оба высокопоставленных жулика… пардон, члена российской Общественной палаты, Марков и Крашенинникова, об этом прекрасно знают. Что только делает их ложь еще более циничной.

Разумеется, и «просьба к Третьему Рейху превратить Советскую Армению в германскую колонию» — это тоже бессовестная ложь. И коллаборационистом Нжде быть не мог по определению. Хотя бы потому, что никогда не являлся гражданином Советского Союза. И называть его борьбу против турко-большевистских полчищ в армянском Сюнике «борьбой против российской государственности» (?) может только полный идиот. И орел в армянской геральдике присутствует еще с таких незапамятных времен, когда не только Третьего Рейха, а и самой Германии не существовало даже в зачаточном состоянии. Да и «безвозмездность» российских финансовых вливаний в Армению — такой же миф, как и вышеперечисленные наветы на Нжде.

А вот фраза «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению», как ни странно, действительно существовала. Вот только принадлежала она отнюдь не Нжде.

Эти слова пытался приписать Спарапету его сокамерник, Оганес Деведжян, в 1948 году осужденный к 20 годам тюремного заключения. Во время II мировой войны Деведжян входил в состав организованного немцами «политсовета» партии АРФД. По заданию этого органа в декабре 1942 года он лично выезжал в Рим, где установил связь с правительством фашистской Италии. Кроме того, по заданию еще одного члена вышеупомянутого «политсовета» — Давида Давидханяна — Деведжян выезжал в Болгарию, где занимался вербовкой агентуры с последующим использованием ее в интересах германской разведки. Деведжян был арестован органами Смерш в Румынии 19 апреля 1947 года, оттуда этапирован в Москву, затем — в распоряжение КГБ Армянской ССР, где по март 1948 г. находился под следствием. Данные показания против Нжде Деведжян дал в ходе допроса в бывшем МГБ Армянской ССР 28 августа 1947 года. Понятно, что дал, стараясь, прежде всего, выгородить себя. Причем, сам Деведжян с 1935 по 1947 гг. с Нжде не встречался (! — П.), этих призывов из его уст не слышал (!! — П.), а передает их, ссылаясь на слова… кого бы вы думали? Правильно — того самого Давида Давидханяна, чье задание по вербовке агентуры и выполнял Деведжян в Болгарии!

Вот фрагменты из протокола допроса Деведжяна:

«Вопрос: Продолжайте Ваши показания.

Ответ: … Нжде неоднократно выступал с пропагандистскими речами перед военнопленными армянами, призывая их к вооруженной борьбе против СССР, заявляя: «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению».

Вопрос: Откуда вам это известно?

Ответ: Об этом мне говорил член политического и национального совета Давидханян Давид. Со слов Давидханяна Нжде, посетив, по всей вероятности, с содействия братьев Мурадян, активных деятелей нацизма, лагерь военнопленных армян, выступая, призвал армян к беспощадной борьбе против Советов, так, как сказано выше: «Кто погибает за Германию, тот погибает за Армению».

Вопрос: Каковы ваши взаимоотношения с Нжде?

Ответ: Никогда я с ним не был в дружеских отношениях. Наши взаимоотношения были сперва нормальными, с течением времени начали портиться. Первопричиной этого было мое выступление против его восстановления в партии на совещании представителей дашнаков в Вене. Все это вызвало мои выступления против его действий на заседаниях ЦК партии дашнаков. Наши отношения настолько ухудшились, что когда в 1932 г. мы были делегатами XII-го съезда партии дашнаков, мы между собой не разговаривали.

С 1935 г. я Нжде больше не видел, так как проживал в Румынии, а он после годичного турне по армянским колониям в США в 1933-34 гг. остался проживать в Болгарии.

28 августа 1947 г.
След. дело №11411
Арх. №8882 том 1, стр. 189-197».

Любопытно в этой связи узнать мнение о взаимоотношениях Нжде и Деведжяна бывшего председателя Совета ветеранов органов госбезопасности Армении, полковника КГБ СССР в отставке Ваче Овсепяна, задействованного в деле «Зубр» (неофициальное название, выбранное чекистами для дела Нжде, также многое говорит об отношении советских следственных органов к армянскому полководцу — П.) — автора книги воспоминаний о выдающемся сыне армянского народа. А это мнение достаточно красноречиво.

«Я должен сообщить, что в одной камере с Нжде находился другой заключенный — писатель Деведжян Оганес Акопович, который тоже был этапирован из Владимирской тюрьмы.

Архивная выписка

30 августа 1947 г.
г. Ереван

Из информационного сообщения чрезвычайной комиссии в Тавризе на период с 15 октября по 1 ноября 1921 г.

«…За несколько дней до выезда Врацяна член правительства Деведжян ухитрился войти в доверие Нжде и узнать все его секреты.

Нжде показал ему все свои документы, оправдывающие его от всех обвинений и уличающие Врацяна и других министров в преступных деяниях и злоупотреблениях. Узнав все это, Деведжян рассказал Врацяну и с ним уехал.

Нжде остался обманутым, вопреки обещаниям Деведжяна. Все это раздражало Нжде против Врацяна, правительства и центрального бюро. Он перед бежавшими к себе людьми называл их мерзавцами, подлыми людьми, и говорил, что он хотел бы видеть партию Дашнакцутюн окончательно уничтоженной…».
По данным Центрального Госархива №16/2/396-2

Нетрудно понять, что здесь речь идет об эвакуации правительства Армении в Иран, о роли премьера Врацяна и его ближайшего доверенного лица Деведжяна в судьбе Зангезурского Спарапета Нжде, который, в силу своей доверчивой натуры, еще в молодости подвергался обману и предательству со стороны друзей по оружию и по идейной борьбе.

Если уж довести до логического конца вопрос о взаимоотношениях Нжде с Деведжяном, то я должен отметить, что Деведжян Оганес Акопович, будучи допрошенным в качестве свидетеля по делу Нжде, вел себя не совсем объективно, и как юрист, и как человек — нечестно. Их взаимоотношения, как уже видно, до их ареста были сильно подпорчены.

А что касается их искренности по отношению друг к другу более конкретно, то, читая показания каждого из них на следствии, не трудно понять, кто есть кто.

Если Нжде, как это подобает крупной личности, мыслителю, следуя логике своей проведенной борьбы на тернистом пути, ничего крамольного в отношении Деведжяна не сообщил следствию, показав лишь этапы жизненного пути в составе партии «Дашнакцутюн», зато Деведжян, как уже видели, в импонирующем следствию плане, не жалея красок, облил грязью своего Спарапета по Зангезуру, в составе правительства которого он занимал ключевой пост министра юстиции. В то же время все факты, выдвинутые им против Нжде, были со ссылкой на слова других, а другие — на третьих, и ни одного эпизода или факта конкретного и доказательного, кругом губошлепство. А министру юстиции дашнакского правительства, если может быть дозволено быть неискренним в отношении Нжде в угоду Симону Врацяну или же Дро Канаяну, то точным и конкретным он обязан был быть.

А вот поведение Нжде в этой проблеме. В ходе следствия, когда Нжде зачитывали показания Деведжяна против него, Нжде потребовал очной ставки, однако в этом ему было отказано.

Как бы там ни было, я акцентирую внимание на личности Нжде, его отношении к самому себе и своему окружению. Человек, который считал: «Родина прежде всего», достойно нес свой крест до конца дней своих».

Ну, а теперь настала пора отбросить все слухи и манипуляции и выслушать, наконец, самого Нжде:

«Моя жизнь была борьбой против феодальной Турции — исторического палача культур и народов. Вся моя деятельность была обусловлена непримиримой и справедливой ненавистью к Турции, уничтожившей половину моего народа.

Я как военный — не профессионал, а патриот-революционер. Поэтому за рукоятку меча я брался только тогда, когда была возможность нанести удар по Турции, чье существование я считал и продолжаю считать злом.

Непримиримую борьбу против Турции я продолжал и в условиях эмиграции, сменив на Западе меч на перо.

В своей борьбе я, естественно, должен был чувствовать симпатию к государствам — врагам Турции, и критически относиться к ее покровителям. В свое время я критиковал протурецкую политику Советского Союза, но в душе примирился с ним, когда советско-турецкий пакт был аннулирован.

Кто с Турцией, тот враг моего народа и его права на свою историческую территорию. Враг, с которым сам Бог не может меня примирить. Вот формулировка моего политического поведения.

Во время Второй мировой войны армяне, знавшие о ненависти немцев к армянству, были обеспокоены тем, что немецкое командование (на сей раз в угоду Турции) может подтолкнуть турок к новой резне армян.

Об этой возможности говорит «Зеленая папка Геринга» (изданная советским правительством после войны), в которой командованию немецкой армии сообщается о «ненависти армян к немцам». Немецкая пресса явно натравливалась против армян. Немецкие газеты «Винер тагеблат» и «Алгемайне цайтунг» опубликовали крайне дискредитирующие армян статьи, оправдывая резню и выселение армян в годы предыдущей войны. Турецкое радио транслировало инсинуации, якобы Иерусалимский армянский патриарх и другой священнослужитель, прибывший из Советской Армении, формируют в Сирии добровольческие легионы, которые будут воевать против немецкой армии под знаменами Советов и Англии.

…В первые же дни войны в Болгарии началось антиармянское движение. Некоторые национальные болгарские организации — «Курбат», офицеров запаса «Легионеры», «Союз унтер-офицеров» и др., на своих ежегодных съездах приняли антиармянские резолюции, требуя, чтобы законы, принятые относительно евреев, применялись и к армянам. В Национальном собрании некоторые депутаты выступили с антиармянскими речами. Наиболее распространенная газета «Зара» накинулась на армян как на большевистских элементов. Журнал «Военная мысль» писал: «Изгнать армян из страны!».

Особенно критическое положение создалось для армян Фракии, где им ежедневно выдавалось 150 гр хлеба. Армянам было запрещено передвигаться из одного района в другой. В те дни армяне Румынии в своих церквях организовали мирные траурные демонстрации, так как в связи с арестом нескольких франкмасонов президент Антонеску приказал выслать армян из Бухареста и других городов с многочисленным армянским населением.

Во Франции профессор Маршал потребовал «собрать армян и выбросить в море».

В Германии был официально возбужден вопрос о неарийском происхождении армян. И, наконец, в результате этих антиармянских провокаций в Берлине было официально объявлено о том, что армяне окончательно перешли на сторону врагов Германии, и что соответствующее министерство в Берлине ныне изучает этот вопрос и, если выяснится, что все армяне настроены против Германии, то германское правительство применит по отношению к армянам наиболее суровые меры. Для предотвращения опасности Болгаро-армянский культурный комитет (председателем которого был профессор Кацаров, а вице-председателем — я) составил благоприятный для армян меморандум, подписанный известными болгарскими государственными и общественными деятелями, и представил его в немецкое посольство в Софии.

В этом меморандуме говорилось об арийском происхождении армян и их большом вкладе в мировую цивилизацию.

Меморандум просил Гитлера принять меры, чтобы сделать невозможными выселение и резню армян, имевшие место в прошлой войне.

Немецкий посол и болгарские власти посоветовали отправить кого-нибудь в Берлин для того, чтобы тот на месте дал необходимые разъяснения и избавил армян от участи евреев. По желанию Болгаро-армянского комитета и армян Софии я выехал в Берлин.

…Рискуя своей жизнью, я сделал невозможными начинания, направленные против Армении. Я не поехал на восточный фронт, я не позволил, чтобы подготовляемые для действия против Турции мои ребята были использованы на антисоветском фронте, я не показывался в легионах и лагерях и, таким образом, давал понять военнопленным армянам, что не следует бороться за Германию.

То обстоятельство, что в целях защиты армян Болгарии обратились (не только я, но и болгарские деятели культуры) к германскому послу в Софии, само доказывает, насколько серьезной была грозившая армянам опасность. Будучи свидетелем антиеврейских гонений, я не мог оставаться безразличным к опасности, грозившей армянам на Балканах. Приказ Геринга от 1941 г. германским войскам «учитывать вражду армян» неоднократно упоминается также и в литературных органах Советской Армении.

Эта опасность и применявшаяся к армянам расовая дискриминация понудили, чтобы я поехал в Берлин и вошел в состав того трафаретного комитета, который после краткосрочного бессмысленного существования прибег к самоликвидации.

Моя связь с немцами имела место на антитурецком базисе, и то в те дни, когда советско-германская дружба была еще в силе».

Итак, давайте обобщим. С одной стороны имеются слова великого Нжде о причинах его деятельности (борьба против турок и спасение армянских общин Европы) и признание в неучастии в борьбе против СССР: «Я не позволил, чтобы подготовляемые для действия против Турции мои ребята были использованы на антисоветском фронте, я не показывался в легионах и лагерях и, таким образом, давал понять военнопленным армянам, что не следует бороться за Германию». А, с другой стороны, есть показания нечестного человека (согласно мнению офицера КГБ, задействованного в деле), который «в импонирующем следствию плане, не жалея красок, облил грязью своего Спарапета»: «Все факты, выдвинутые им против Нжде, были со ссылкой на слова других, а другие — на третьих, и ни одного эпизода или факта конкретного и доказательного, кругом губошлепство».

И вот это бездоказательное губошлепство, отринутое советским следствием, сегодня выдают в качестве истины нечистоплотные российские деятели?!

При этом, обвиняя нашего полководца в несуществующих грехах, эти деятели почему-то ничего не говорят о том, что Советский Союз сам на том же этапе довольно активно сотрудничал с нацистами, подписывая с ними военные и хозяйственные соглашения, проводя совместные учения, парады и даже войсковые операции, оказывая политическую, техническую и информационную поддержку, как в свое время сотрудничал с «покрасневшим» в нужный момент палачом Кемалем, истребившим сотни тысяч невинных людей, в том числе армян.

Сталин с советником Гитлера по внешней политике, министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом 

И почему бы марковым и крашенинниковым не пойти дальше и не потребовать, к примеру, сноса памятника Оскару Шиндлеру в чешском Свитави или мемориала и места паломничества ему же в Иерусалиме? Ведь, если кто забыл, Шиндлер, спасавший евреев, вообще-то являлся действующим членом НСДАП и руководил заводом, переданным ему за «арийство», но предварительно отнятым у еврейского предпринимателя Вюрцеля. Так чем же в героизме ему может уступать армянский полководец Гарегин Нжде, спасавший от нацистско-турецких репрессий своих соотечественников-армян?

Если немного покопаться и сопоставить все детали, то в этой грязной антиармянской кампании и очередной атаке на Нжде на российском телевидении без труда обнаруживаются длинные уши бакинских заказчиков. Ведь вся эта бессовестная ложь об армянском полководце рождается на мазутных берегах Каспия, тиражируется оттуда же, а продажные российские клиенты азербайджанской икорной дипломатии за мзду выступают лишь ретрансляторами этой лжи. Иначе как объяснить тот факт, что новоявленные «борцы с нацизмом» в свои «судебные списки» никогда не включают Азербайджан, возведший антиармянский расизм и откровенный нацизм в ранг государственной политики. У них, по странному совпадению, никогда не имеется претензий к азербайджанским гардашам ни в вопросе установки памятников сотрудничавшему с нацистами Мамеду Расулзаде, ни по поводу разрушения мемориалов и бюстов советским воинам армянской национальности, в частности, маршалам Ивану Баграмяну (чье 120-летие праздновалось в эти дни) и Амазаспу Бабаджаняну, а также многим другим; отсутствуют претензии по поводу сноса памятника «Родина-мать» в селе Чардахлу и устройстве чайханы в музее воинской славы… Им нет никакого дела до того, что память о выходцах из армянских земель, волею большевиков переданных Азербайджанской ССР — дважды Героев Советского Союза Ивана Баграмяна и Нельсона Степаняна, Героев Советского Союза Амазаспа Бабаджаняна, Арменака Ханферянца, Ивана Исакова, Андраника Казаряна, Михаила Парсегова, Григора Багяна, Темика Автандиляна, Армена Айрияна, Саркиса Мартиросяна, Гранта Авакяна, Газароса Авакяна, Сурена Петросяна, Арама Сафаряна, Гургена Айрапетяна, Рафаэла Капреиляна, Эдуарда Ананяна, Рубена Багиряна, Гарегина Балаяна, Ерема Даниелянца, Сурена Каспаряна, Ашота Каспарова, Владимира Яврумова, Исаака Манасяна — полностью вытравлена в сегодняшней Азербайджанской республике. И лишь по той причине, что они являлись армянами. Зато в дни совместных праздников эти «ненужные» армяне исправно пополняют статистические отчеты азербайджанской пропаганды о количестве «азербайджанских» героев ВОВ.

Не было никакой реакции от этих «борцов с нацизмом» ни по поводу зверского убийства армянского офицера Гургена Маргаряна на курсах в Будапеште, совершенного на почве расовой и национальной ненависти, ни по поводу позорной экзальтации его убийцы, ни по поводу расстрела и надругательства над телами безоружных талишских стариков в апреле прошлого года, ни по поводу награждения Алиевым своих мясников, возивших по азербайджанским селам «на показ» головы и части тел армянских военнослужащих. А ведь все эти действия как раз и подпадают под пункты Конвенции, которой спекулирует Марков со своими подельниками, поскольку речь в ней идет также о современных формах расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

И в этом контексте слова об «обращении за защитой при геноциде», вольно или невольно вылетевшие из уст Маркова, навевают на определенные размышления. Если речь о Геноциде 1915-1923 гг., то, да будет известно спекулянтам на нашей трагедии, что армянский народ защитил себя сам, отстояв свое право на жизнь и государственность — в Сардарапате, Баш-Апаране и Каракилисе. А также и в Сюнике, под предводительством именно Нжде — выстояв против турко-азербайджанской агрессии при активном участии тогдашних российских марковых. Если же речь идет об осведомленности Маркова о геноцидальных планах нынешнего Азербайджана (попытка осуществления которых была предпринята в апреле прошлого года) и, стало быть, тиражировании открытых угроз в адрес армянского народа, то любителю каспийской игры никогда не следует забывать о том, чем заканчивают враги нашего народа.

При этом трудно не заметить, что ни один из отметившихся на этой антиармянской волне деятелей не предпринял даже намека на попытку проверить, а соответствует ли вообще действительности то, что он выдает в эфир. Что только разоблачает ангажированность лающих на Нжде мосек.

Что же касается волнений россиян о «возрождении нацизма», то, право же, им не стоит беспокоиться об Армении. Здесь у нас нет нацизма. Нет неонацистских группировок бритоголовых молодчиков, проводящих марши под лозунгом «Россия для русских». Человек любой национальности, живущий в Армении или приехавший сюда погостить, находится в полной безопасности. Крашенинниковым и марковым, в поисках соринки в чужом глазу, неплохо было бы обратить внимание на увесистые бревна в собственном.

В 2009 году автор этих строк делал работу «Армяне и агрессивная ксенофобия в Российской Федерации», в которой собрал доступные сведения, публиковавшиеся в открытых источниках, об армянах, пострадавших в РФ в период с 2001 по 2008 гг. Все данные можно проверить, они легко гуглятся. И основная масса погибших и получивших ранения армян пострадала именно от действий скинхедов и неонацистов. Прошу заметить: это данные (далеко не полные) только за 8-летний период, и только по армянам. Сколько людей в общем погибает от этого зла на российских просторах, не возьмется подсчитать никто.

С момента написания данной работы прошло 9 лет. Стала ли лучше ситуация в этой области? Не знаю. События, позднее случившиеся на Манежной площади (в которых пострадали также и армяне), говорят о том, что эта проблема для России гораздо более актуальна, чем война с памятниками национальным героям в соседних странах. Только популистов и лжецов на российских каналах это, похоже, мало волнует…

Нжде, посвятивший всю свою героическую жизнь служению Армении и армянскому народу, не нуждается ни в чьей защите. В нашей защите нуждается память о нем и других наших героях. Та самая память, которые ныне пытаются оболгать, запятнать, извратить наши враги и их бессовестная обслуга.

В свое время другой выдающийся армянский общественный деятель, Левон Мелик-Шахназарян, вынашивал мечты о создании структуры для противодействия антиармянским вызовам и угрозам, внимательно отслеживающей и оперативно реагирующей на все проявления национальной и расовой ненависти и нетерпимости в адрес армянского народа — своего рода армянской Диффамационной лиги с участием правоведов, юристов, журналистов, специалистов по информационной безопасности и т.д. К сожалению, он не успел осуществить свою идею. В случае ее реализации автор этих строк с удовольствием внес бы свою посильную лепту в эту важную работу.

© Пандухт

Источник


Понравилась запись? Расскажите друзьям: