ПОВЕСТЬ О ДВУХ ГОРОДАХ


Предлагаемая вниманию читателей статья представляет собой отклик на цикл статей о воссоздании в центре столицы Армении старого Еревана, создаваемого по лекалам творцов так называемого старого Тбилиси.

НАЧНЕМ С ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЙ. НЕТ НИ «СТАРОГО ТБИЛИСИ», НИ «СТАРОГО ТИФЛИСА», А ЕСТЬ ТИФЛИС. Есть еще и советский Тбилиси, дополнивший старый город. Это Ваке, Сабуртало, Третий массив, Дигоми, Глдани etc — районы, построенные в советское время и дополнившие его облик. Отцы города не горели желанием показывать этот неприглядный новодел его гостям, но наших зодчих почему-то не осеняет простая мысль сравнить советский Ереван с советским, а не «старым» Тбилиси.

Справедливости ради надо сказать, что во второй половине 30-х годов в Тбилиси в самом деле предпринимались попытки создать новый советский архитектурный стиль по предписанию Сталина с учетом классических традиций, национальный по форме и социалистический по содержанию, и было построено много действительно хороших зданий. Их заметную часть выстроили армяне (Тер-Микелов, Микаэлян, Сатунц), так что в довоенный период наша зодческая традиция в городе в какой-то мере продолжалась.

Однако создание нового стиля не состоялось уже в силу неясности и внутренней противоречивости задачи, а значение странного словосочетания «социалистическая по содержанию» в применении к архитектурным формам не знал вообще никто, что грузинские власти трактовали, как бог на душу положит. Довоенный город гостям представляли как часть «старого Тбилиси», не указывая имен строителей.

И сегодня подавляющее большинство тбилисцев (не только грузин) не знают имен авторов лучших зданий тех лет. В послевоенную эпоху была осуществлена другая формула вождя — выдвижение национальных кадров, что привело к полному изгнанию из архитектуры негрузин. Кстати, в 40-50-х годах не было создано почти ничего сколько-нибудь заметного, а с конца 60-х начинается создание «старого Тбилиси», фальшивого городка, набитого теремками с обилием балконов там, где их вообще не должно быть, — тбилисский вариант колониальной архитектуры с выставленными на передний план дворовыми галереями.

Смысл реконструкции — в воссоздании с высокой степенью достоверности некогда существовавшего, но разрушенного по политическим, военным, природным и т. д. причинам города или какой-либо его части. Целью «реконструкции» Тбилиси было уничтожение его старой, преимущественно армянской части (хотя уничтожили ряд мусульманских, в основном персидских, кладбищ и старую мечеть Шаха Аббаса на Майдане) с возведением на их месте новодела, лишившего эти районы присущего им ранее национального колорита.

ТАК КАКОЙ ЖЕ ЦЕНОЙ СОЗДАВАЛСЯ «СТАРЫЙ ТБИЛИСИ»? В СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ советским и иностранным туристам предлагали несколько маршрутов, призванных ознакомить любознательных гостей с достопримечательностями грузинской столицы, вернее, с тем, что власти считали представляющим культурную и историческую ценность. Несмотря на официальную атеистическую идеологию, в них обязательно включали бесспорно ценные грузинские памятники — Анчисхатскую базилику, церковь Мама Давид и, в обязательном порядке, Сионский и Метехский соборы (последний храм расположен в населенном ремесленниками-армянами районе Авлабар). Кроме них, обязательным было посещение построенного бельгийцами фуникулера, вагончики которого поднимали гостей на самую вершину Мтацминды, откуда открывается захватывающий дух вид на грузинскую столицу.

Негрузинским церквам, кладбищам и пр. объектам «повезло» меньше. Их не только не показывали гостям, но целенаправленно уничтожали. Снесли огромный русский Военно-Кафедральный собор на нынешнем пр. Руставели, достигавший 80 метров в высоту (на его месте в 30-х годах построили Дом правительства), и лютеранскую церковь на нынешней пл. Марджанишвили. Но главной мишенью было армянское историческое наследие города.

Снесли 20 армянских церквей, главной из которых был уникальный трехкупольный Ванкский собор XVI века (остается колокольня, в которой поныне молятся живущие неподалеку армяне). Ванк, в котором указ Александра I о присоединении Грузии к России был оглашен на армянском языке на следующий день после его оглашения в Сионском кафедрале по-грузински, был настолько мощным сооружением, что его пришлось взрывать несколько дней подряд. Через полвека взрывать пришлось уже прекрасное здание тбилисского вокзала, выстроенное Тер-Микеловым в добротном грузинском стиле (зданию не повезло с автором). Огромный армянский некрополь Ходжеванк сносили поэтапно, от него остался лишь крошечный осколок в виде Пантеона деятелей армянской культуры. Петхаинскую церковь XII века «реконструировали» и передали ГПЦ, как и Кусаноц (девичий монастырь) и церковь Сурб Ованес.

ЕЩЕ В 70-х ГОДАХ Я ВИДЕЛ В ГОРСОВЕТЕ ПЛАН АВЛАБАРА (ТОГДАШНЕГО Шаумяновского района), на котором территория Ходжеванка была обозначена как принадлежащая Грузинской Православной Церкви. Действительно, ее передали ГПЦ после развала Союза и на деньги Бидзины Иванишвили возвели там огромный кафедрал Троицы. Главный храм Грузии возвели на армянских костях, не задумавшись о чудовищной кощунственности этого решения. С большим трудом армяне смогли отстоять Сурб Геворг и Сурб Эчмиадзин.

Был составлен список «спорных» церквей, в который вошли все армянские церкви города, и издана грязная книжонка Бондо Арвеладзе — «Грузинские или армянские церкви в Грузии?» Ответ был однозначен: все они — грузинские. Наличие в Грузии армянского наследия доказывает заботу ее царей об армянах, в которых они видели братский грузинам народ, но пещерный шовинизм лишил автора разума и здравого смысла.

Теперь о балконах. В Тифлисе было множество домов с деревянными балконами, что вполне уместно в южном городе. Но в пылу «реконструкции», проводившейся под руководством Кавлашвили, балконы стали лепить куда попало, за что зодчего насмешливо прозвали Шота Балконским. Легкий балкон подчас могли поставить на тяжелые колонны, не считаясь с геометрией фасада.

Например, балкон башни Дареджан служил естественной смотровой площадкой, но на реконструированных городских стенах на нынешней ул. Бараташвили, нередко приводимой в пример, это выглядит как неграмотность, бутафория и безобразный провинциализм. Очнитесь, господа реставраторы, откройте глаза и подумайте еще раз, что вы навязываете армянскому народу в качестве эстетического эталона. Речь идет даже не о сохранении старины, а об элементарном профессионализме.

ТЕПЕРЬ О СТАРОМ ЕРЕВАНЕ. ЧТО СОБИРАЮТСЯ «ВОССТАНАВЛИВАТЬ», «реконструировать» и т. п. ереванские власти? На самом деле это попытка создать не существовавший никогда в истории город, что даст огромный простор болезненной фантазии людей, идеал которых составляют «культурно-исторические ценности» 1937 года с его архитектурным реформаторством при реконструкции «старого Тбилиси». Мы стали заложниками дурного провинциального вкуса невежественных людей, не имеющих представления о предмете, о котором они с апломбом выносят суждения.

Честно признаем, что дореволюционный Ереван был мелким невзрачным городом, в котором, за исключением нескольких церквей, полутора сотен домов, построенных в самом начале ХХ века из черного туфа, урартских развалин, персидских мечетей и дворца сардара не было ничего особенно примечательного, заслуживающего реставрации. Если господа-реставраторы выделили бы где-нибудь пустырь, где воплотили бы неуемную страсть к старине, это еще можно было бы понять — у Еревана появился бы городок-спутник, убогий памятник столь же, увы, убогому периоду нашей истории. Но они собираются строить выдуманные теремки посреди замечательно цельного монументального города, построенного в тяжелейший период истории Армении гениальным Таманяном.

В городе есть пустыри и непригодные для жилья хибары, подлежащие сносу. На их месте полезнее строить здания, не нарушающие сложившегося облика города. Надо найти мастеров, способных строить в стиле, не нарушающем ампирной гармонии таманяновского города. Это должно быть комплексное ансамблевое строительство, и его просто обязано возглавить управление главного архитектора Еревана. Армяне умеют находить ансамблевые решения, как показал опыт таманяновской реконструкции, и задача сохранения (и даже приумножения) архитектурных красот Еревана вполне осуществима. Конечно, понадобятся деньги, и немалые. А разве они не нужны для псевдореставрации?

Георгий МИКАЭЛЯН

«Голос Армении»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: