ПОЗИТИВНЫЕ ОЖИДАНИЯ ДОЛЖНЫ ПРЕВРАТИТЬСЯ В РЕАЛЬНЫЕ ШАГИ


заявил в эксклюзивном интервью «Голосу Армении» генеральный директор ЗАО «Ереванское пиво» Ашот БАГДАСАРЯН

— Ашот Геворкович, в этом году исполняется 65 лет с года основания завода «Ереванское пиво». С какими основными показателями предприятие подходит к этой дате?

— Если говорить языком цифр, то выручка предприятия по итогам прошлого года составила примерно 6,2 млрд драмов, из которых 723 млн драмов пришлись на экспорт. Вообще в экспорте пива из Армении значительная часть приходится на нашу долю. Экспортируем по всей России, на Украину, в США, Канаду, Францию, Китай, Польшу, Сингапур, Малайзию и т.д. Что же касается внутреннего производства пива, то по результатам прошлого года оно составило более 18,5 млн литров, и из них 10,3 млн литров, то есть 55,6%, опять же приходятся на долю ЗАО «Ереванское пиво». Обороты могли бы быть и побольше, однако стоит учесть, что культура потребления ячменного напитка в Армении отличается от западной. Так, активный сезон потребления пива у нас приходится на май-сентябрь, после чего спрос снижается в разы — при том что на Западе в холодное время года сокращение может составить от силы 15-20%, не больше. Кроме того, нам приходится вести жесткую конкурентную борьбу с импортными аналогами, которые в силу, надо сказать, весьма странных обстоятельств оказываются на рынке Армении по очень дешевым ценам, и их доля растет. И это при том, что мы не используем консерванты, а в отношении экспортных партий применяем только пастеризацию, то есть термическую обработку, что увеличивает срок хранения до 8-12 месяцев. К месту будет заметить, что во всем мире ценители ячменного напитка предпочитают местное, локальное пиво, потому как оно свежее, а не привезенное из-за тридевять земель.

Уже много лет компания не ограничивается одним только пивом, диверсифицируя свою продукцию, так что сегодня «в арсенале» предприятия помимо пенного напитка еще целая линейка натуральных соков и нектаров, других прохладительных напитков и консервированных продуктов, а также минеральная вода «Лузиньян».

Что еще? Особо хотелось бы отметить, что мы с Акопом Акопяном – моим партнером и совладельцем компании «Ереванское пиво» смогли создать крепкий коллектив единомышленников, вкладывающих в работу душу, осознающих, что любовь и признание потребителей даются не просто так, а завоевываются добросовестным повседневным трудом. Именно персонал компании обеспечивает нам своеобразный запас прочности, позволяющий преодолевать на своем пути различные трудности. И именно благодаря нашим преданным специалистам удалось за пройденный многолетний путь создать по-настоящему ценный и непреходящий армянский бренд.

К сказанному добавлю, что на заводе сегодня трудятся 620 человек со средней зарплатой 160 тысяч драмов.

— Какова ваша оценка возможностей с точки зрения производителя в связи с присоединением Армении к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС)?

— Пока что однозначно ответить на этот вопрос трудно. Конечно, часть бюрократической волокиты устранена: отсутствие одной только растаможки грузов уже большой плюс. Я так понимаю, что этот интеграционный процесс надо рассматривать как начало большого пути, по ходу которого выявляющиеся недочеты будут постепенно устраняться. К примеру, если иметь в виду предстоящее создание зоны свободной торговли ЕАЭС с Ираном, то мы можем рассмотреть с этим прицелом вопрос возобновления производства безалкогольного пива, которое когда-то уже производили, но из-за таможенных барьеров свернули. Я хочу сказать, что разные возможности для развития имеются и появляются, так что остается только грамотно и своевременно ими воспользоваться.

Пока что могу сказать, что для импортирующих организаций присоединение Армении к ЕАЭС имело больше плюсов, нежели для экспортеров. Это мы хорошо чувствуем, так как одновременно являемся и теми и другими. Так, мы импортируем из стран ЕАЭС вспомогательные материалы — металлические крышки, стеклянную и алюминиевую тару. А вот в качестве экспортера готовой продукции могу сказать, что послабления уже не столь очевидны: сертификата о происхождении товара более не требуется, но в остальном необходимый перечень документов практически не изменился.

Из других сложностей отмечу отсутствие общей сухопутной границы со странами ЕАЭС, что вызывает необходимость иметь в наличии транзитную декларацию. Имеется и изрядно надоевшая проблема перманентного закрытия дороги через КПП Верхний Ларс. И как прикажете в условиях такой логистической неопределенности своевременно исполнять по срокам свои обязательства по поставкам на внешний рынок нашей продукции, того же диатомитового фильтр-порошка, спрос на который, надо сказать, начал превышать предложение. Уже не говорю об экономических трудностях, связанных с падением платежеспособного спроса на обширном рынке России. Словом, без проблем жить никак не получается, но мы надеемся, что со временем они будут преодолены и все более или менее выправится.

— Кстати, о диатомитовом производстве. Как там дела?

— Для нас это очень важное направление деятельности. Прежде всего потому, что НП ЗАО «Диатомит» является единственным на территории СНГ производителем высококачественного диатомитого фильтровального порошка, который на профессиональном языке именуется «кизельгур». Да и вообще в мире такие производства можно пересчитать на пальцах одной руки. Это предприятие с персоналом в 145 человек карьерным способом добывает диатомит-сырец с Джрадзорского месторождения, который после промышленной переработки и обогащения кальцием превращается в высококачественный фильтр-порошок, который мы экспортируем в различные страны мира.

— Скажите, пожалуйста, как продвигается ваш агропроект в Гюмри — строительство солодовенного завода. Когда он будет сдан в эксплуатацию, какую занятость обеспечит, каковы экспортные возможности армянского ячменного солода?

— Строительство завода завершено на 95%, и мы уже приступаем к монтажу оборудования. Сейчас здесь занято 85 человек, а после сдачи предприятия в эксплуатацию количество работников составит 200-250 человек (не считая фермеров, которые возьмутся выращивать качественный ячмень), что очень важно для второго города Армении, все эти годы остро страдающего от безработицы. Мощность завода рассчитана на прием 18 тысяч тонн пивоваренного ячменя и выпуск на основе этого сырья 15 тысяч тонн ячменного солода в год. В регионе наше предприятие единственное, поэтому, разумеется, мы ориентируемся на экспортные поставки 70% продукции — в частности, в соседние страны. Я пока воздержусь от озвучивания даты сдачи завода в эксплуатацию, поскольку это зависит от объемов финансирования, а также от погодных условий, которые в Гюмри, мягко говоря, не самые благоприятные для строительства.

— Какое продолжение получила нашумевшая история со штрафом на 110 млн драмов?

— В связи с решением ГКЗЭК нами была представлена административная жалоба со всеми обоснованиями, и сейчас она в стадии рассмотрения. Мы очень надеемся, что комиссия примет во внимание дополнительную информацию и приведенные нами обоснования.

— В народе говорят, что зимой ваше пиво отличного качества, а вот летом оно снижается. Люди приводят и объяснения этому — мол, в жаркое время спрос возрастает и завод не успевает «доваривать» пиво, то есть идет на сокращение технологического цикла, чтобы поспевать за спросом. Ваш комментарий.

— Ну, во-первых, технологические процессы на нашем заводе полностью автоматизированы и изменить их даже при желании невозможно. Во-вторых, мы очень хорошо отдаем себе отчет в том, что высокое качество и репутация продукции достигаются годами и 10-летиями упорного труда, а потерять их можно в один миг, выпустив на рынок лишь одну партию некачественного продукта. В результате издержки будут намного большими. Вот почему мы никогда не позволяли и впредь не позволим себе никаких, скажем так, «игр» с качеством.

— Ашот Геворкович, ваше мнение о нынешнем правительстве. Как вы оценили бы его работу и какие ожидания от него в обозримом будущем?

— От оценок относительно будущего я, пожалуй, воздержусь: как принято говорить, это дело «неблагодарное». Что касается моего мнения относительно нового правительства, то я думаю, что его нынешний состав во главе с премьером Кареном Карапетяном состоит из квалифицированных и опытных людей, и при правильной постановке задач и последовательных действиях, надеюсь, они сумеют обеспечить положительные сдвиги в экономике.

По моему мнению, уровень предпринимательской, деловой и инвестиционной активности в значительной степени зависит от царящей в стране морально-психологической атмосферы. Предприниматели тоже люди из плоти и крови, и стимулы, предпосылки их поведения обусловлены внутренним психологическим состоянием и ожиданиями.

Вышесказанное в особенности касается отечественных предпринимателей, поскольку они более осведомлены и, соответственно, более чувствительны к тонкостям внутренней атмосферы в стране. В этом смысле надо признать, что новому правительству удалось за столь короткий период времени сформировать фон для формирования положительных ожиданий для предпринимателей.

Как производитель, считаю это обстоятельство более важным для пробуждения в стране деловой активности, чем общепринятые, общеизвестные классические шаги и методы по улучшению бизнес-среды, но также нужно констатировать, что положительные ожидания должны превратиться в реальные шаги, и нужно признать, что мы постепенно становимся очевидцами этого процесса.

На сегодняшний день можно выделить конкретные действия правительства в этом направлении: уменьшение административных барьеров и затрат в таможенной и налоговой сферах, установление постоянного диалога с представителями и организациями бизнес-среды, действия по выявлению, обобщению и обсуждению инвестиционных бизнес-проектов и идей во всех сферах деятельности и выработка мер по поддержке претворения их в жизнь, шаги, направленные на установление справедливой конкурентной среды и т.д. Данный список весьма внушителен и его можно продолжать.

Хотелось бы отметить еще один важный аспект — успешными бывают те страны, которые основываются в своем развитии на выявлении собственных внутренних ресурсов, а также на их эффективном использовании и управлении.

Десятки лет мы непрерывно отмечаем важность привлечения иностранных инвестиций для развития страны, а также необходимость создания благоприятного инвестиционного климата, забывая о том, что в конечном итоге страна держалась и развивалась усилиями внутреннего, отечественного предпринимательства и внутренних инвестиций. Сложно вспомнить хотя бы один случай того, чтобы на официальном уровне была дана оценка объема внутренних инвестиций, если, конечно, такая статистика ведется. В этом смысле, не оспаривая факт важности привлечения иностранных инвестиций, считаю первостепенными и важными усилия правительства, направленные на пробуждение деловой активности, благоприятной атмосферы внутри страны, и буду надеяться, что эти действия будут непрерывными и превратятся в каждодневный стиль работы.

Пользуясь случаем, хочу внести предложение о скорейшей необходимости разработки Закона об инвестициях, подчеркивая, что речь идет не только об иностранных инвестициях.

Хотелось бы выделить еще один аспект работы правительства — невозможно в долгосрочной перспективе вести успешный бизнес в стране, где деятельность осуществляется в «грязной» во всех смыслах среде, в том числе экологической и бытовой, среди населения, переживающего духовный, нравственный упадок, имеющего низкий образовательный уровень.

Приведу малоизвестный пример — общеизвестное «сингапурское чудо» начиналось не только с осуществления мероприятий по улучшению бизнес-среды и впоследствии бума притока огромных объемов иностранных инвестиций, а элементарно с упорных действий правительства, направленных на искоренение всеобщей позорной привычки среди населения плеваться и сплевывать жевательные резинки. Между прочим, ввоз жвачек в страну до сих пор запрещен.

В этом смысле необходимы конкретные шаги правительства по созданию оболочки, внутри которой будет комфортно вести успешный бизнес в долгосрочной перспективе, в частности, продвижение программы «Чистая страна», шаги по улучшению образовательной среды и системы здравоохранения, экологии, повышение эффективности работы государственного аппарата и управления, оптимизация различных правительственных структур и т.д. Считаю данные шаги наиболее многообещающими по своей значимости по сравнению с отдельно взятыми обособленными мероприятиями по улучшению бизнес-климата в стране.

Что касается долгосрочной программы правительства по экономическому развитию страны, то я разделяю мнение премьер-министра о том, что в условиях маленького внутреннего рынка и отсутствия эффекта масштаба особое значение мы должны придавать экспорту продукции как одному из основных и приоритетному направлению в развитии экономики — конечно же, активно продолжая осуществление концептуальных задач касательно инноваций, структурных изменений в экономике и создания благоприятной инвестиционной среды. Следовательно, наряду с Россией как основным экспортным рынком для Армении нам необходимо углубить связи с другими нашими партнерами, и в первую очередь с нашим соседом Ираном. В этой связи хочу подчеркнуть необходимость осуществления действенных мер по активизации экспорта армянской продукции в Иран и как важную составляющую этой программы — создание свободных экономических зон в приграничных районах Ирана и Армении, что также неоднократно отмечал глава правительства.

Отдельное внимание следует уделить развитию армяно-китайских деловых отношений, которые в последнее время заметно активизировались. Учитывая неограниченные возможности китайского рынка, надо приложить максимум усилий по увеличению объемов экспорта в Китай. Важным этапом в этом направлении может стать недавно открытое в Китае представительство Торгово-промышленной палаты РА, а также ее членство в союзе торгово-промышленных палат стран Шелкового пути.

Ашот АРАМЯН, «Голос Армении»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: