Празднование юбилея Галлиполийского сражения стало для президента Эрдогана проблемным


Genozid armyan  24 aprelya 2015На мероприятиях, проходивших 24 апреля в Ереване и приуроченных к 100-летию Геноцида армян 1915 года, присутствовали президенты Российской Федерации и Франции Владимир Путин и Франсуа Олланд, которые являются также главами государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, осуществляющей посредническую миссию в процессе урегулирования карабахского конфликта.

Прозвучавшая в Цицернакаберде их речь, как и выступления присутствовавших на церемонии двух других президентов — Кипра и Сербии Никоса Анастасиадиса и Томислава Николича были распространены по всему миру и удостоились одобрения общественности, выступающей против геноцида — независимо от национальности, расовой или религиозной принадлежности. Акцентировки президентов были крайне важны в том плане, что признание Геноцида есть победа совести и справедливости над нетерпимостью и ненавистью и что именно так можно сохранить мир и безопасность планеты.

Узнав о решении президентов двух государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ посетить Ереван, руководители Турции и Азербайджана сразу же выразили свое недовольство. Другое государство-сопредседатель Минской группы ОБСЕ — США -дало понять, что, по крайней мере, не приветствует идею организации праздничных торжеств в Галлиполи. Свидетельством тому стала информация, предоставленная 18 апреля послом США в Азербайджане Робертом Секутой азербайджанскому агентству АРА о том, что «возможно, США не будут участвовать в мероприятиях в Галлиполи». Впоследствии стало известно, что никакая делегация, никакое высокопоставленное должностное лицо из Вашингтона в Турцию не прибыли. В мероприятиях в Галлиполи участвовал только посол США в Турции. Это была очередная пощечина Соединенных Штатов Турции: в 2014 г. в церемонии инаугурации президента Реджепа Эрдогана никто из Белого дома не участвовал — присутствовал лишь один из сотрудников посольства США в Турции.

Общая картина весьма красноречива: главы трех государств-сопредседателей Минской группы выразили свое несогласие с турецкой стороной, тем самым вызвав гнев руководства двух братских государств — Азербайджана и Турции. Прогнозируемые заявления последних не заставили себя долго ждать. Впрочем, отметим, что президенту Франции Франсуа Олланду удалось избежать турецко-азербайджанских нападок, что следует обусловить с его поездкой в Баку. Из Еревана Олланд отбыл в Азербайджан и встретился с Ильхамом Алиевым.

Первым в череде последовавших затем заявлений было высказывание премьер-министра Турции Ахмеда Давутоглу, который отметил, что участие президентов России и Франции в мероприятии в Армении бросает тень на беспристрастность Минской группы ОБСЕ. Его возмутило, что Путин расценил Геноцид армян как «одно из самых ужасных и трагических событий в истории человечества». Премьер-министр Турции стал грозиться, что в связи с заявлением президента РФ будут предприняты соответствующие дипломатические шаги.

Азербайджанская сторона использует любую возможность, чтобы заявить о том, что процесс мирного урегулирования карабахского конфликта должен быть выведен за рамки Минской группы и рассмотрен в другой плоскости. Присутствие Олланда и Путина в Ереване стало очередным предлогом для истерии Азербайджана. Через несколько дней после торжеств в Галлиполи замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин вынужден был отметить, что любая попытка, направленная на изменение формата, может привести к искажению переговорного процесса. Рассчитывать на то, что откуда-то извне возникнут «волшебные рецепты» мгновенного разрешения Карабахского конфликта, ни сторонам, ни посредникам не приходится, отметил Карасин.

Почему именно визит президента РФ в Ереван вызвал у турецкого руководства такую ярость? Ведь в Цицернакаберде были президенты и других государств, а также делегации, представляющие 60 стран мира и международные организации. Сколько еще заявлений должно прозвучать из официальной Анкары, сколько послов должно быть отозвано и от скольких людей потребованы разъяснения? Комментарии излишни, можно только процитировать слова президента Сербии Николича: «Могли ли мы здесь сегодня не присутствовать и предать тех, кто из кровавого прошлого верит, что только истина спасет нас? Нет, мы не могли и не посмели не присутствовать».

Обещанные премьер-министром Турции санкции, если, конечно, они последуют, мы увидим в ближайшей перспективе, отметим лишь адресованное российской стороне заявление президента Эрдогана, в котором он требует разъяснений относительно действий России в Украине и Крыму. В ответ пресс-секретарь президента Дмитрий Песков из Кремля напомнил турецкому руководству, что Армения является для России важным стратегическим партнером, членом Евразийского экономического союза и, помимо всего этого, Москву и Ереван связывают глубокие исторические корни. Затем он объяснил, что участие Путина в церемонии памяти жертв Геноцида не повод для негативной реакции Анкары.

То, что официальная Анкара сочла свое мероприятие проваленным — это факт, и по этой причине она стала направлять свои «дипломатические стрелы» то в одну, то в другую стороны, отзывать послов, как это произошло в случае с Ватиканом и Австрией, угрожать государствам-партнерам. Однако в результате ничего не получилось. Возникает вопрос: с какой это стати Эрдоган, который в приподнятом настроении вместе с представителями дружественных государств сел за праздничный стол, вдруг сменил веселое расположение духа и стал обсуждать поведение прибывших в Ереван высокопоставленных лиц? Из этого мы можем сделать вывод, что инициатива турецкой политической элиты не достигла своей цели.

Возникает и другой логический вопрос: почему Эрдоган не отозвал из Москвы турецкого посла? Для этого надо было пойти на риск, а Турция не станет препятствовать реализации договоренности об экспорте по своей территории российского газа в Европу: ежегодно сюда будет направляться 63 млрд. кубометров газа. Стало быть, Эрдоган зря говорит, что заявления Владимира Путина огорчают его. Ведь он прекрасно понимает, что, погрустив немного, вновь станет думать о российском газе.

Кстати, пресс-секретарь президента РФ выразил также надежду, что звучащие из Анкары заявления не отразятся негативно на двусторонних программах и, в частности, на судьбе строительства газопровода «Турецкий поток». Очень надеемся, продолжил Песков, что наши отношения будут развиваться так же поступательно, как они развивались до сих пор.

Вывод ясен: галлиполийское мероприятие не имело позитивного значения в первую очередь для самой Турции. Более того, для президента Эрдогана оно стало проблемой, которая отразилась на отношениях с государствами-партнерами. А европейская общественность окончательно разочаровалась в политической элите этой страны, которой в последние годы советовали брать пример с Германии и тем самым перевернуть темные страницы собственной истории.

И Турция, и Азербайджан должны попытаться выяснить причинно-следственные связи последних событий и думать не о предъявлении обвинений мировому сообществу или изменении формата переговорного процесса, а в первую очередь о том, чтобы изменить свой образ мышления и линию поведения. А так как они психологически еще не готовы признать историческую истину и справедливость, то их усилия по поиску друзей и единомышленников на мировой арене будут безуспешными.

Рузан Ишханян 

«Азат Арцах»


Понравилась запись? Расскажите друзьям: